Мелодия Моей Мечты

Привет, Гость
  Войти…
Регистрация
  Сообщества
Опросы
Тесты
  Фоторедактор
Интересы
Поиск пользователей
  Дуэли
Аватары
Гороскоп
  Кто, Где, Когда
Игры
В онлайне
  Позитивки
Online game О!
  Случайный дневник
BeOn
Ещё…↓вниз
Отключить дизайн


Зарегистрироваться

Логин:
Пароль:
   

Забыли пароль?


 
yes
Получи свой дневник!

Мелодия Моей МечтыПерейти на страницу: 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | следующуюСледующая »


воскресенье, 7 октября 2018 г.
Тест: Быть девушкой[Великий из... Дарья Касами 21:48:32
­Тест: Быть девушкой[Великий из бродячих псов]12 результатов
Куникида Доппо


Уборка:
Ты довольно часто выслушиваешь выговоры о том что твои вещи снова лежать не там.О том что нельзя класть зеленые носки рядом с белыми.О том что обувь нужно ставить носками к двери бла бла бла.Он снова стоит и поправляя очки учит тебя жизни.Ты подходишь к нему в упор и парень сразу запнулся."Куникида,­мне кажется ты слишком сильно переживаешь по мелочам.И не нужно мне доказывать что цвет носков на полочке причина Вселенского хаоса",твои пальцы ползут вверх по накрохмаленной рубашке.Хватают парня за воротник и наклоняют к тебе.Куникида уже забыл что рассказывал,весь жутко покраснел и нечленораздельно бубнит что вы опоздаете на задание.Ты довольная результатом своих действий,отпускаешь­ парня и поправляешь его воротник.Мило улыбаешься и выходишь из комнаты.У Доппо сердце гупнулось вниз и он с трудом выдохнул"Эта мадмуазель,когда нибудь доведет меня до инфаркта"шепчет Куникида сам себе,а потом отправляется в след за собой.
Готовка:
Тут Куникида не придирается.Ему нравится как ты готовишь.Однажды он сказал что ты пересолила суп,а потом вымывал этот суп со своей же головы,поэтому все комментарии после того раза держит при себе.
Романтика:
Ты состояла в небольшой городской банде.Вы занимались мелкими кражами и обваровывали квартиры.Но вот вы решили совершить преступление по больше,ограбить банк.Ты и три твоих сокомандника уже выносили деньги из хранилища,как в банк ворвались Куникида с Кенджи.Куникида прицепил тебя к себе наручниками,а Кенджи слаживал безсознательные тела твоих сокомандников в полицейскую машину.И тут внезапно Куникида заметил на крыше опасного преступника,которог­о долго преследовал и побежал за ним.Тебе пришлось бежать за ним.Ты долго возмущалась,но он сказал что у него нет выбора,ведь ты тоже преступница.Тот преступник обладал способностью"Пламен­ный дождь"он мог стрелять по противникам не используя огнестрельное оружие.Куникида почти обезвредил его,но тот оттолкнул тебя и вслед за тобой полетел и Доппо.И тут этот преступник усиливает свою способность и швыряет в Куникиду огромным огненным Шаром.Доппо жмуриться,но не чувствует боли.Блондин открывает глаза и видит что ты стала перед ним выпрямив руку.Пламенный шар преступника поменял цвет на белый и рассыпался на миллионы маленьких кусочков,которые поглощались твоей рукой.Ты одним движением разорвала наручники и с ужасающей скоростью побежала на преступника.Оказавш­ись возле него ты избила его и тот упал и просил пощады.Ты выровнялась и посмотрела на Куникиду.Тот что-то записывал в блакнот.В тот день ты спасла жизнь Доппо.В тот день ты стала членом ВДА.И в тот день великий и несокрушимый Куникида Доппо влюбился.
Постель:
По словам Куникиды,ты не подходишь ему по некоторым параметрам.На что ты говоришь что не сильно расстроишься если он откажется от своего предложения пойти на свидание.Но Куникида сразу отнекивается,и говорит что ты не так далека от идеала.Причем в постели ты подходишь ему по всем параметрам.Он так и сказал тебе после вашего первого раза,и получил промеж глаз.
Ласка:
Куникида краснеет буквально от любого вашего взаимодействия.Будь­ то объятие,поцелуй или случайное касание рук.Дазай всё время хихикает и подшучивает над другом в таких ситуациях.При этом Осаму искренне не понимает чем тебе нравится сухарик-Куникида.Но­ ты опираясь о плече,уже смущенного Доппо говоришь ,что он все равно лучше Дазая хотя бы потому что не хочет умереть.На что все реагируют громким смехом,а Дазая задумчиво что то бубнит себе под нос.
Ревность (с его стороны):После твоего появления в агентстве,Дазай начал страдать в 4 раза больше.Он не раз предлагал тебе совместный суицид.Каждый день засыпает тебя комплиментами,и из-за этого получает по мордасам от злющего Куникиды.Доппо буквально запрещает Осаму приближаться к тебе.
Ревность (с твоей стороны):к его дурацкой книжке.К которой он прикасается чаще чем к тебе.Обычно ты угрожаешь ее сжечь,а Куникида придумывает что тебе подарить что бы получить книжечку обратно.
Ссоры:в целом вы не ссоритесь.Просто он часто отчитывает тебя за то что ты подвергала себя опасности без его разрешения(как буд-то он разрешил бы)
Его любимая часть тела в тебе:Он не готов назвать какой то отдельный участок тела.Ему нравится многое в тебе,и у него просто не получается выбрать что-то одно.
Твоя любимая часть тела в нем:Щеки,а точнее то как они краснеют,когда ты подходишь слишком близко.
Вы буквально идеальная пара.Ты злишь его,он ругается,ты целуешь его и он забывает че вообще кричал.Вы оба владеете боевыми искусствами,и ваши способности дополняют друг друга.Этот расчетливый,иногда вспыльчивый,мужчина­ всё же признал что нашел свой идеал,и совсем не собирается отказываться от такого счастья.

Такой вот тестик,комментарии приветствуются пишем сюда:http://rinotak­umi.beon.ru/0-45-moi­-testy.zhtml
­­
Пройти тест: http://beon.ru/test­s/1121-967.html
Прoкoммeнтировaть
суббота, 6 октября 2018 г.
Тест: Разделяя тепло [сборник] Аято... Дарья Касами 22:35:42
­Тест: Разделяя тепло [сборник]
Аято Киришима


­­

Adelitas Way - Dirty Little Thing.

- Слушай, не надо меня тащить на себе, - устало, почти лениво отмахнулся Аято, тут же зажав рукой кровоточащую рану на плече. - Я и сам могу идти.
- Давай ты хоть раз перестанешь строить из себя сильного и независимого мачо-боя, который с таким темпом скоро останется жить с кучей кошек, как только мне надоест бороться с твоим упрямством? - с упрёком бросила ты, уперев руки в боки, сверкая пронзительно-осужда­ющим взглядом потемневших до черноты глаз; и хоть внутри тебя колотил озноб после произошедшего, внешне ты источала силу, а отчаяние, стоящее горьким комом в горле, грозящее растрясти твой невозмутимый вид бессвязными рыданиями, выразилось в волнительной ярости, с которой твой голос едва не сорвался на крик, вибрируя нетерпением.
Аято выглядел измождённым, измотанным, бледным и совсем не настроенным на спор, в котором ты намеревалась выиграть куш, переконструировав ситуацию на свой манер. С его уст сорвался тяжёлый, полный изнурённости, вздох, но гуль уже не сопротивлялся твоей помощи - он понимал, что с тобой сейчас бесполезно препираться и настаивать на своей точке зрения; он видел, что ты тоже разбита пережитым днём, но упорно старалась скрыть груз свалившихся страданий и тревожных мыслей. В другой ситуации Киришима обязательно бы рассмеялся и щёлкнул тебя по лбу, дразняще проговаривая, что ты выглядишь жалко при всей своей скудности в актёрском ремесле. Но в этот раз он ощущал, словно отражение, палитру твоих обеспокоенности и стресса, которые грозились закончиться срывом. Мысленно проанализировав крепкость твоих натянутых, как струн скрипки, нервов, Киришима посчитал лучшим решением пойти на компромисс, вопреки своей бунтарской натуре; с человеком конфликтовать - занудных проблем наберёшь через край.
Ты, не ощутив натиск борьбы ваших железных темпераментов, облегчённо выдохнула и обвила одной рукой талию молодого человека, а другой перехватила его запястье и закинула конечность себе на плечо. Твои колени предательски подогнулись под тяжестью чужого веса, как хрупкие спички, норовящие треснуть и сломаться. Сцепив зубы, ты позволила себе лишь тихо и вяло выдохнуть вместо планируемого приглушённого стона; твоя персона не позволила себе показать слабость перед Аято, иначе это грозило вырваться в его очердное сострадательное сопротивление, которое ты и без того едва подавила своим напором. Ты медленно двигалась вперёд, крепко сжимая складки плаща на его торсе, и настраивала себя на представления о том, как ему станет легче, если ты мужественно преодолеешь дистанцию, кажущуюся с таким грузом бесконечной тропой. Оказавшись в ванной комнате, Киришима понимающе поднял руку с твоего плеча, и ты непроизвольно, как если бы была невесомым воздушным шаром, свободно парящим в небе, который проткнули, а он сдулся и со свистом стремительно опустился на землю, рухнула на колени, припечатавшись к холодному полу. Аято, наблюдая за тобой, криво усмехнулся, придерживая пальцами рану.
- Было тяжело, не правда ли? - издевательски промолвил он, желая подловить горделивую возлюбленную и опустить её самоуверенность на место.
- Ерунда! - пылко возразила ты, прерывисто дыша, будто отбежав целую гонку; ты держалась за тяжело вздымающуюся грудь, под которой напряжённо билось сердце, едва перенёсшее непривычную нагрузку, и говорила с трудом, почти выплёвывая слова, как сухие хлопья, царапающие нёба и гортань. - Ты лёгкий, как пушинка. Я могла бы тебя ещё на руках понести.
- Провоцируешь? - усмехнулся, запрокинув голову, Киришима. - Я ведь могу и проверить тебя.
- Сейчас не время для шуток! - нервозно вскинула руками ты; твоя персона поднялась на ноги, слегка пошатнувшись, как хмельная, и прижалась для опоры к стене, сверля укоризненным взглядом избранника. - Снимай одежду, я обработаю твои раны.
- Я гуль, ты забыла? - он иронично изогнул бровь, испустив удручённый вздох, и несколько саркастично оскалился. - Мои раны сами восстановятся, без чьей-либо помощи. Ты сделаешь только хуже, если будешь ковыряться в ней - не удивлюсь, если ты сделаешь её ещё глубже, - он издевательски хохотнул, пытаясь направить русло беседы в более расслабленную и непринуждённую атмосферу, чтобы твои переживания видом своего мнимого веселья.
- Ну и что? - не унималась ты, нервно расхаживая кругами по комнате. - Раны-то серьёзные! А если я позабочусь о ней, ты сможешь быстрее регенерировать. Не будь таким противным и позволь мне помочь тебе. Я уж постараюсь не накосячить.
- Я лучше душ приму, - небрежно отмахнулся он, игнорируя проявления обеспокоенности возлюбленной, и скинул с себя плащ; тот без колебаний и препятствий рухнул камнем с его плеч, расстелившись чёрной горкой на полу.
Тем не менее, несмотря на апатичный вид, Аято несдержанно простонал, когда верхняя одежда, заскользив на плече, задела саднящую рану, и схватился за него рукой, пытаясь пережать, как жгутом, кровоток. Ты судорожно охнула, ощутив, как сердце болезненно затрепыхалось при виде раны возлюбленного; мало того, что в плече была глубокая дыра, как от пули, так ещё и чёрную, как уголь, хлопковую футболку обагряла кровь на месте прорехи в плаще, и на месте разорванной ткани ты заметила длинный порез, словно оставленный медвежьими когтями. Насторожившись, ты ринулась к синеволосому, но тот выставил перед собой руку, раскрыв ладонь, как стоп-сигнал, и ты невольно затормозила, замерев на месте, огорошенно хлопая глазами и держась за немилосердно рвущее переживаниями рёбра сердце.
- Со мной всё в порядке, - сапфировые глаза Аято стали глубоким и мрачным океаном, источая пронизывающий холод неизведанных глубин, а от улыбки не осталось и следа. - Хватит носиться со мной, как нянька с ребёнком. Ты моя девушка и должна доверять мне. Я сам справлюсь со своими ранами, поняла?
"Как же ты не поймёшь, что беспокойство за жизнь любимого человека, без которого ты не представляешь своей - естественное явление? Я знаю, что ты сильный, но всё равно не могу оставаться спокойной, зная, что тебе постоянно угрожает опасность, что кто-то может застать тебя врасплох, что ты можешь из-за своей вспыльчивости попасть в неприятности? Ну почему ты такой... такой... упрямый и своенравный осёл?!"
Грубость его тона задела тебя, но ты, не показывая глубинного расстройства, слабо кивнула, поджав дрожащие губы, и уныло повесила голову. Пока ты не видела его лица, Киришима, угрызённый совестью, смотрел на тебя с сожалением и горячей виной, проникающей под самые вены; пытаясь справиться с чувством стыда, он закусил нижнюю губу и отвёл от тебя неловкий взгляд, утешительно настраивая себя на мысли, что подобная резкость была необходима для контроля ситуации. Юноша схватил пальцами края футболки и задрал её, скинув на пол к валяющемуся плащу. Услышав шорох брошеной ткани, ты механически, как робот, в чью программу была встроена слежка за любым действием Аято, подняла взгляд на источник шума. Киришима рассматривал свою рану на торсе, трогал пальцами и кривился от боли, взнывая про себя о том, что такая, казалось бы, незначительная царапина так долго затягивается для его организма. Твои глаза затянула мутная поволока слёз и, не сдержавшись, ты подошла сзади к отвлечённому парню и нежно, по-матерински обвила руками его стан.
- Аято... - горестно выдохнула ты, борясь с накатывающим плачем, и крепче сомкнула сцеплённые в замок ладони, прильнув ещё ближе к нему с намерением уткнуться носом в его обнажённую спину, как в перину подушки.
На мгновение сапфиры глаз Киришимы посетило удивление, но уже в следующий момент он рывком отцепил твои ладони-кандалы, вырвавшись из кольца чужих рук. Изумление, смешанное с обречённостью, пронзило тебя множественными вопросами, как стрелы лука; ты обескураженно смотрела на Аято, не понимая причину его отрешённости, в то время как он, медленно пятясь назад, упёрся в тебя диким взглядом, как у неприрученного зверя.
- Ч-что-то не так? - растерянно спросила ты, вспугнутая странным поведением возлюбленного, и начала настороженно бегать по нему взглядом, пытаясь найти источник его потайной тревоги.
- Ничего! - резко, чуть ли не вскрикнув на грани истерики, отрезал Киришима. - Н-не подходи ко мне сейчас!
Ты окончательно запуталась в эмоциях Аято, который балансировал на линии флегматичности и грани взбалмошности, не имеющей определённой причины своей вспышки. Он низко опустил брови, чуть ли не закрыв ими веки, и его белое лицо покрылось тенью раздражения, а щёки вспыхнули алыми, как цветок ликориса, пятнами. Взгляд парня рассеянно метался по помещению, стараясь избегать контакта с глазами девушки, которая пребывала в глубоком недоумении и испуге. Фыркнув, гуль, точно призрак, стремительно скрылся в душевой кабинке; по шуму и ударам о стены ты поняла, что гуль второпях снимает остатки одежды, путаясь в штанах и сменяя падение облокачиванием об опору. Ты не успела и рта раскрыть, как он пренебрежительно, точно смятую банку из-под колы, скинул с ноги свисающую штанину и врубил кран, с шумом проливающий горячую воду; сверху из кабинки виднелся витиеватый белый пар, а стекло, и без того скрывающее видимость субъекта, начало постепенно затуманиваться.
"Да что это с ним? Ведёт себя, как девушка при месячных. Не понимаю его... Может, во время боя ему и в голову ударили?", - ты прильнула к стене и, обессиленно выдохнув, скатилась вниз, прикрыв ладонями горящие сухостью веки.
Стоя под струями горячей воды, Аято неосознанно проматывал все события сегодняшнего дня, который, к его счастью, благополучно закончился. Однако ослепительные вспышки произошедшего, кажущиеся на фоне стресса реальностью, возвращали его обратно в кошмар. Сцена лежащей на земле тебя в окружении гулей-дикарей и присутствие Сейдо, чьи чувства он читал, как открытую книгу, засела в мозгу и не желала рассеиваться. Сердце по-прежнему отбивало ускоренный ритм, причиняя дискомфорт грудной клетке. Киришима ощутил невыразимую тяжесть, думая о том, что он едва не потерял тебя. Страх сковал разум и до сих пор жалил его в своих ледяных тисках. Каждый вдох сопровождался жжением; чудилось, что лёгкие вдыхают жидкое пламя и разгоняют его по мышцам, как горячую лаву. Гуль перевёл дыхание, убирая пальцами липнувшие влажные пряди ко лбу и щекам, и бездумно прислонился лбом к стенке.
Гулкая тишина внутри сознания обволакивала твой слух неприятным давящим ощущением. Ты неподвижно стояла на месте, но всё внутри мучительно металось, как пленённая птица в клетке, а губы разгорались под желанием сказать хоть что-нибудь, чтобы оживить замеревшее пространство вокруг себя. Усилившийся поток капель вернул тебя в реальность, где ты окинула мимолётным взглядом кабинку. Ты подошла ближе, раскрыв рот, чтобы начать разговор с Аято, но губы предательски дрогнули и соединились обратно, снова опустив хозяйку в нежелательную тишину.
"А что я могу сказать ему? Я даже не знаю, в чём причина его внезапной смены настроения. С одной стороны, иногда нужно оставить человека в покое, наедине с собственными мыслями, чтобы он пришёл в себя и обдумал произошедшее, пока вокруг него нет отвлекающих факторов. Я понимаю Аято; он сегодня многое пережил, у него стресс, а я как последняя эгоистка лезу со своей любовью, не внимая его словам. Теперь понятно, почему он так вспылил. Мне стоит поумерить натиск и позволить ему отдохнуть от своей назойливости...".
Проанализировав ситуацию, ты покорно остановилась, как по приказу, и повесила голову в продолжающихся размышлениях. Шум перекрученного крана привлёк твоё внимание и ты подняла затуманенный печалью взгляд. Пар постепенно начал испаряться, а испарина на стекле размываться брызгами воды. Ты почти отчётливо видела движения Аято внутри кабинки: как он обтирал ладонями лицо, подставляя его льющимся каплям, как водил круговыми движениями по накаченному прессу, смывая с гладкой кожи пену от мыла - простое купание Аято превратилось в твоих фантазиях в таинство, от которого у тебя напрочь перехватило дыхание. Смущение почти болезненно опалило щёки, а перед глазами запрыгали цветные пятна, позже сменившиеся смелыми пейзажами. Больно закусив губу, ты поспешно перевела взгляд, борясь с желанием снова посмотреть на откровенную картину с нагим Аято, но почти сразу же вернула его обратно и замерла в наваждении, боясь шелохнуться. Даже несмотря на мутное изображение, ты прекрасно видела, как с его упругих мышц соблазнительно стекают прозрачные капли влаги, бережно омывая твёрдые кубики и сильные руки, прикосновение которых захватывало, как вихрь. Ты чувствовала, что от дальнейших представлений сойдёшь с ума или нагло ворвёшься в забронированную им кабинку, хотя подобные мысли и фантазии были тебе раньше чужды. Где-то на задворках сознания тебе представилось, как Аято дерзко и горячо врывается в твоё лоно. От одной только мысли об этом по коже прокатился приятный спазм, опасно приблизившийся рубеж, за которым не властвовал рассудок, и отозвался характерной болью внизу живота.
"О, к чёрту разговоры! Чего я действительно хочу, так это слиться с Аято, почувствовать его тепло. Ничего мне так больше не хочется, как почувствовать его в себе и покрывать каждый сантиментр его кожи поцелуями...".
Смутившись собственной развязности, ты на несколько секунд закрыла ладонями горящее лицо, пытаясь сбросить с головы вульгарные мысли.
"Боже, о чём ты только думаешь, (Твоё имя)? Твоему любимому плохо, он страдает от боли, не в силах восстановиться, а ты тут представляешь себе, как вы трахаетесь. Просто прекрасно! Куда делась та целомудренная монахиня, которая краснела от любого неприличного слова, когда она так нужна? Да уж; вид скромницы, а мысли мысли извращенки - очень мило. Аято, истекающий кровью, оценил бы твои неуместные представления о том, как ты седлаешь его, пока он пытается зажимать открывающуюся от твоих диких прыжков, как у лягушки, рану. Сейчас не хватает того времени, когда ты даже не могла себе позволить думать об этом. Даже представляя себе Аято полуобнажённым, у тебя уже фонтанировала кровь из носа, а сейчас... Люди меняются, да не в ту сторону и не в то время".
От сводящего с ума желания, смешавшегося с доводами скромности, тебе хотелось остервенело поцарапать на эмоциях лицо, содрав кожу, как штукатурку, или рвать на себе волосы, пока не пройдёт отрезвляющая вибрация в теле. Но откровенные картины продолжали ворачиваться в твой разум, и в конце концов, сдавшись под их напором, ты начала взволнованно прикусывать складки губ и возбуждённо ухмыляться своим непристойным картинам.
- Чего ты улыбаешься?
Раздавшийся вблизи голос отвлёк тебя от тягучей, как мёд, прострации; словно пробуждённая ото сна, ты, подскочив, вздрогнула. Увидев Аято, на твоих губах невольно нарисовалась по-глупому счастливая улыбка. Но, опустив взгляд ниже, ты повторила испуганный подскок, взвизгнула, покрывшись пунцовой краской, и молнией повернулась к нему спиной.
- Зачем ты вышел сюда без одежды, бесстыдник?! - импульсивно вопросила ты, разговаривая буквально со стеной; увидев обнажённого Аято наяву, при полном свете, к тебе снова вернулось сковывающее смущение, однако другая сторона твоей души продолжала цепляться за смелые фантазия и норовила воплотить их в жизнь, разыграв роль искушённой в ласке соблазнительницы. Но дерзая храбрость в сознании стёрлась с момента встречи с потенциальной опасностью, к которой ты была морально не готова. - А если тебя кто-то увидит?
- Здесь только ты и я, - пожав плечами, сказал Киришима; ты готова была поклясться, что он игриво улыбается при этих словах, в то время как тебя окатило жаром при повторении этой фразы, звучавшей слишком интимно в этом тесном уголке.
- А я с-себя и имела в в-виду, - смущённо пробормотала ты, заикаясь, не контролируя свои слова и спутавшиеся мысли; тебе чудилось, что внутри твоего мозга начала накаляться атмосфера и, если там действительно обитали свои живности, они наверняка сейчас рассеянно, как выпавшие из серебряной цепочки бусины, бегали кругами и что-то кричали в панике, напуганные сбоем работы своего дома и впоследствии возгоревшегося там на эмоциональной почве пожара.
Аято усмехнулся про себя и двинулся с места. Он шёл так бесшумно, что ты не слышала его шагов, а когда чужие руки оказались на твоей талии, как обвивающие тело змеи, и с учётом упирающейся в препятствие спины не оказалось шанса на побег, ты задрожала и округлила глаза, сгорая от стыда. Тело закололо тысячами нагретых игл, которые разжигали внутри тебя всепоглощающее пламя, от которого невозможно было найти укрытие; единственное спасение - стать с ним единым, что на подсознательном уровне пугало и неимоверно смущало тебя.
- Неужели до сих пор стесняешься меня? - прошептал он в самое ухо, слегка прикусив хрящик; по твоему телу прошлась электрическая вибрация, от которой ты поднялась на цыпочки, словно пытаясь взлететь на седьмое небо от ошеломляющего волнения.
"Каков демон!" - сокрушённо подумала ты со сжатыми зубами, находясь на грани того, чтобы сейчас упасть в обморок от переизбытка чувств.
- Почему ты вообще обнимаешь меня? - решив перевести тему в другое направление для спасения своего сгорающего нутра, деловито-возмущённы­м тоном произнесла ты, скрестив руки на груди. - Сам оттолкнул меня, а теперь подлизываешься. Ты меняешь своё настроение чаще, чем я свои носки.
- Хорошо хоть не чаще нижнего белья, - в голос засмеялся синеволосый, на что ты начала возмущённо брыкаться, точно строптивый бык, чтобы наказать парня за неудачную шутку, но тот, обвив руками твои плечи, лишил тебя любой возможности вырваться и даже обернуться, позволив только обиженно дёргать конечностями. - Я весь вспотел после этой прогулки с дикарями и не хотел, чтобы ты, обняв меня, почувствовала липкость моего тела или учуяла запах пота, поэтому сначала принял душ, - как-то виновато и смущённо промолвил Киришима, теснее прижимаясь к возлюбленной, чтобы та не смогла развернуться и увидеть предательский румянец на его щеках.
Слова гуля, исходящие из самого сердца, поразили тебя; ты, обескураженная признанием, мгновенно забыла о мимолётной обиде, окунувшись в чувство эйфории. Всё внутри переворачивалось от нахлынувших эмоций. Радость захватила онемением пальцы, растекалась сладостной дрожью по телу и пульсировала в кипящей крови, которая прилила и к твоим щекам тоже. Аято насторожился, когда его возлюбленная внезапно затихла, и слегка покачнулся, толкнув её, пытаясь вытащить из размышлений. Ты словно погрузилась в транс, в котором пыталась измерить величину своей окрылённости.
- Это так мило... - на томном выдохе произнесла ты и, подняв свои руки, накрыла ладонями пальцы Аято, покоящиеся на твоих ключицах; несмотря на прохладу его рук, ты явственно ощущала, что от них исходит тепло, обволакиваюещее твоё сердце и душу. - Но я бы всё равно, каким бы ты ни был, обняла тебя. Потому что это ты, - ласково прошептала твоя персона и, заключив его ладонь в свою, придвинула её к собственным губам, подарив невесомый, лёгкий поцелуй в тыльную сторону.
От сентиментальности момента у Аято всё внутри хаотично забурлило, не в силах оставаться спокойным при нежности любимой девушки. От порыва чувств, который он пытался сдержать, становилось неуютно с учётом того, что он смущался дать ей выход. Губы дрожали в непроизвольно растянувшейся улыбке. Запрокинув голову, Киришима фыркнул, пытаясь справиться с непривычным наплывом эмоций; Тоука бы наверняка засмеялась над ним и начала глумливо дразнить, что он беспомощно растаял перед каким-то человеком, чей род он когда-то презирал - мысли о возможных издёвках сестры убавляли настрой поддаться соблазну и стать ласковым в руках девушки, как прирученный дикий кот.
- Идём со мной в душ, - настоятельно сказал он с озорной улыбкой тоном, который не терпел возражений, и, схватив тебя за запястье, развернул тебя к себе лицом, потянув в сторону кабинки.
- А-Аято...! - ты торопливо сомкнула глаза, чтобы не успеть глянуть на обнажённое тело Киришимы, и слепо следовала за ним, оказывая вялые с его силой сопротивления. - П-подожди!
- От тебя тоже не пахнет розочками, знаешь ли, - хохотнул он, уже властно затащив тебя внутрь.
- Я бы приняла душ потом!
Но гуль пропустил мимо ушей чужие слова и повернул кран с алой полоской на шестерёнке. Из дуршлака полилась горячая вода, и ты от неожиданности подпрыгнула на месте, припечатавшись к стене, около которой брызгало меньше капель. Футболка на тебе мгновенно увлажнилась, облепив всё тело, и со временем стала холодной; тебе казалось, что она увита скользкими и ледяными змеями, которые тесно сжимали твои стан, грудь и плечи.
- Дал бы мне хотя бы одежду снять! - вспыльчиво пробормотала ты и, трясясь от холода, потёрла себя обеими руками. - В футболке и в джинсах вообще-то неудобно мыться!
От шока тебе пришлось невольно распахнуть глаза и затравленно уставиться на ухмыляющегося Аято; ты густо покраснела и упрямо старалась не опускать взгляд ниже.
- У тебя что, фобия на чистоту? Видела бы ты сейчас свой взгляд, - Киришима издал ехидный гогот, искренне потешаясь над твоим нелепым видом.
Тебе же совсем не было до веселья; сломленная пережитым днём, ты излучала безысходность, которая пожирала как внутри, так и снаружи. Перламутровая влага непроизвольно заискрилась в уголках глаз. Синеглазый, уловив напряжный момент, затих, услужливо проглотив неуместный хохот, и его глаза обрели оттенок тревоги и одновременно злости - он ненавидел моменты твоей ненужной сентиментальности и прочую эмоциональную шелуху, но сумел умело подавить в себе желание поморщиться озлобленным псом, который был готов брызгать пеной из пасти, чтобы запугать до смерти свою добычу.
- Прости, - прискорбно прошептала ты, размазывая по лицу слёзы, как отчаявшаяся дворовая девка, что небрежно растирала на веках мазки туши. - Если бы не я, тебе бы не пришлось...
- Хватит, - строго оборвал тебя Аято с раздражённым видом. Но, заметив ещё большую тревогу в твоих глазах, он положил ладонь на твой затылок и притянул твою светлость к себе; ты упёрлась, как в опору, в его здоровое плечо и послушно положила на него макушку. - Перестань винить себя. Я сам был неосторожен, да и ты ещё кричала. Твои крики отвлекают меня. Когда ты произносишь моё имя, мне кажется, что ты в беде и просишь о помощи, и поэтому я невольно оборачиваюсь, чтобы проверить, в безопасности ты или нет. Если хочешь, чтобы я со всем справился, ты должна верить в меня, а не вопить моё имя каждые десять секунд, будто это что-то изменит или наделит меня сверхмагической силой. Я стану сильнее, если буду чувствовать твою веру в меня. Поверь, этого будет достаточно. И мне будет гораздо спокойней, если ты будешь доверять свою жизнь исключительно мне, а не какому-то там...
- Не надо, - резко оборвала его ты, не желая слушать оскорбления в адрес Сейдо, который помог ему в операции по спасению твоей жизни. - Хорошо, я поняла. Я и без того доверяю тебе, но... Позволь напомнить, что беспокойство - это нормальное явление, без него никуда. Я не могу смотреть с каменным лицом на сражения, в котором участвует мой возлюбленный, которого могут поранить, - постепенно успокаиваясь, ты подарила невесомый поцелуй ему в плечо и обвила руками талию молодого человека, приподняв одну руку до лопатки, которую ты начала поглаживать круговыми движениями пальцев.
Пару минут в забытье теплого объятия подарили ощущения покоя и защиты, но каждая последующая секунду взращивала нетерпение. Время замерло, провалилось куда-то, растворилось. Там, где ладони Аято соприкасались с твоей кожей, взрывались трепетно-сладостные­ вспышки. Глаза, затуманенные сначала слезами, а потом волнением, почти ничего не различали, зато ощущения обострились до невозможного. Мягкое, чуть ускоренное дыхание Киришимы, как летний бриз, касалось лба, распространяя внутри заманчиву тягу. Вы оба чувствовали умиротворение, но вместе с тем пребывали в клетке смутного желания, которое со временем начало распространяться жаром по всему телу.
- Ты замёрзла, - синеволосый изобразил брезгливость на лице, сминая влажные и ледяные складки на твоей футболке. - Одни проблемы от тебя, человечка. Придётся тебя согреть.
Аято положил руки на твою талию и удерживал в одном положении. Слегка прикрыв веки, он наклонился, и ты ощутила, как ваши губы нежно встретились. Касание было чистым и волнующим; оно захватило как вихрь, оторвало от земли, погрузило в сладкий транс, при котором ты забыла обо всех бедах, навалившихся на ваши плечи, и ощутила небывалую лёгкость в теле и душе. Жгучее пламя соприкосновения понеслось по венам, превращая кровь в раскалённый металл. От близости партнёра, к которому ты не прикасалась уже длительное время, становилось душно в собственной оболочке. Ты перестала контролировать себя, потому что всё в тебе вспыхнуло жаждой; ты низко застонала и, запустив пальцы в мокрые волосы Аято, властно притянула его к себе, усилив натиск на губы. Постыдная тяга ощутить его в себе отныне не представлялась чем-то позорным, поэтому, передавая свой вожделенный настрой возлюбленному, ты позволила ему сбросить с себя ненужную ткань и, высвободившись, плотнее прижалась к нему, наслаждаясь эйфорическими ощущениями и небывалым теплом, которое сгоняло былую стужу с теперь уже горячей плоти.


Будто не было разлуки,
Всех опасностей извне.
Горячи, как прежде, руки,
Прикоснись скорей ко мне.
И меняется всё напрочь,
Мы в единое сплелись.
Оставайся на день, на ночь,
На столетье, на всю жизнь.
И всё время будем вместе,
Одно целое с тобой.
Мне не нужно злат, поместий,
А нужна твоя любовь.


­­

Пройти тест: http://beon.ru/test­s/1122-487.html
Прoкoммeнтировaть
вторник, 18 сентября 2018 г.
Тест: • [F63.9] - Creepypasta three; # jeff the killer xxx Для всех... Дарья Касами 21:10:32
­Тест: • [F63.9] - Creepypasta
three;


# jeff the killer

­­

xxx



Для всех окружающих, существование его было непримечательным. На людях он был обычным парнем, любящим вечерние прогулки, что давали ему бодрость и свежесть перед ночью. Ведь именно в это время, с восходом ночного светила, он превращался в настоящего демона.
Он был парнем необщительным, и отсутствие друзей только усилили его замкнутость, но присутствие одной девушки не давало ему окончательно сойти с ума.
Но все было не так просто.
Видя, как чужие руки ложатся на ее талию, он закипал. Глаза краснели, кровь начинала бурлить. И тогда он шел убивать.
Кровь брызгала на него фонтаном, но он продолжал рубить и резать, пока руки не уставали. Он никогда не смотрел куда наносил удары, он просто резал, глядя в сломанный калейдоскоп.
Девушка контролировала его действия, манипулировала им, сама того не зная. Юноша перерезал всех ее ухажеров, уродовал тела маленьким ножом для того, что бы остаться одному. Без конкурентов.
Он должен был заполучить тебя. Любыми способами. Это была его цель с того момента, когда он встретил тебя у фонтана поздно вечером. Тогда, ты согласилась на очередное свидание, а он тем временем шел от врача.
Парень был болен с самого детства. От безграничной мании, он не обращал внимания на обострение своей патологии. С каждой неделей, количество молодых убитых людей все росло, а в городе объявили чрезвычайную ситуацию: оповестив всех граждан по радио и телевидению, что в городе объявился маньяк, власти запретили всем выходить из дома без надобности днем, а ночью и подавно закрывшись на все замки, не высовывать нос на улицу.
Между тем, психопату, это не мешало продолжать убивать. Он все равно следил за девушкой и всеми ее парнями и жестоко с ними расправлялся, умело заметая за собой следы…
Его состояние ухудшалось с каждым днем. Пароноидальная мысль о том, что ты достанешься кому-то другому, не оставляла его и сегодня. Он был на взводе.
Глядя на то, как какой-то длинноволосый блондин покупает тебе сахарную вату, он моментально пришел в бешенство. В его глазах появились яркие битые стекла, словно он смотрел в сломанный калейдоскоп. Фигуры менялись, перестраивались, чередуя цвета, а парень закипал. В такие моменты, он плохо себя контролировал. Ему казалось, что он выпадает из реальности, в мир разноцветных геометрических форм, где не было ни звуков, ни времени. Здесь не было крови, паранойи. Здесь была тишина и был покой. Тут обитала ты.
Впервые в жизни, он не хотел возвращаться в реальность.
23:40
Накинув белый капюшон, юноша подкрался к кассовому ларьку и попытался подслушать ваш разговор, но из-за гула аттракционов и смеха детворы, ничего разобрать не получилось.
23:47
Сжав рукоядку ножа в кармане своей толстовки, он занял позицию за мусорными контейнерами так, что бы его самого, с аллеи , видно не было, но ему был бы виден весь бульвар и самое главное – ты.
23:50
Держа под наблюдением влюбленную парочку, маньяк обдумывал, как лучше и незаметней будет прирезать жертву и вот оно чудо – блондин поцеловав твою ладонь, направляется к туалетам. Незамедлительно, парень в белой кофте пробрался к кабинкам и зайдя в одну из них, дверь за собой не закрыл.
23:51
В паху образовалась жгучая противная боль. Ее нужно убрать. Срочно. И психу вновь повезло: голубоглазый блондин входит именно в ловушку маньяка.
23:52
Изуродаванное мужское тело, лежит на полу, уткнувшись головой в отверстие унитаза. <<Теперь нужно замести следы…>> - глянув в дверную щель, психопат заметил, что ты спохватилась искать бывшего парня.
Стинув с блондина ремень, он надел петлю на уже холодное горло. Затем, взобравшись на унитаз, психопат, рискуя свалиться и выбить дверь головой, балансируя, пытается повесить некогда бывшую жертву за висящую на тонком проводе лампочку.
Отголосок приятного ощущения после убийства, вспыхнул в его сердце и придал юноше силы. И когда все было сделано по задумке, встала главная проблема: как выйти из кабинки будучи незамеченным?
Пока черноволосый обдумывал план побега, ремень не выдерживая веса, рвется, не успев сломать шею психопату. Тот быстро отскочил в сторону, но все же выбил пластмассовую дверь. Покатившись куборем к мусорным бакам, ему удалось остаться незамеченным. Сегодня, удача была на его стороне. Уже третий раз за этот вечер, фортуна повернулась к нему лицом. Обдумав этот вопрос среди черных мешков и вонючих коробок, он решил, что вытащил выйгрышный билет. Раз все идет согласно плану и даже лучше, наверное и у тебя с ним может что-то сегодня завязаться.
Высынув голову из контейнера, он увидил тебя, твои слезы и припадок. <<Все мы больны…>> - подумал он, и о вот он, шанс! Подойти к девушке, утешить, пригреть. Вот он шанс! Вот он, родненький.
Но его останавливает кровь. Красные пятна на руках, кофте, лице. И тогда он незамедлительно вытирается белою толстовкою и спешит к тебе. Но вновь замирает – у сортиров полиция. <<Мр_зи...>>
Маньяк снова прячется за баками и ждет момента улизнуть. Но увидев подъезжающую скорую, он спешиn за машиной, скрываясь в подворотнях и кустах.

Идеально чистая палата. Запах хлора заставил тебя проснуться.
- Вы пришли в себя, - вроде как обрадовалась медсестра, - замечательно.
Ты повернула голову к открытому окну и вдохнула свежий воздух.
- Он жив? – спросила ты в пустоту, и в ответ услышала:
- [Т.И.]…
На глазах навернулись слезы. Ты сжала зубы, что бы не закричать.
- Мне жаль… - продолжала медсестра, но ты ее уже не слышала.
Плотно сжав веки, твое лицо исказилось. Внезапно, ты увидела вспышку. Это были тысячи разноцветных фигур, разной формы. Они меняли свои цвета и размеры, пока тело не пронзила боль в висках. И тогда калейдоскоп исчез, унеся с собой все неземные узоры.
Сфокусировав взгляд, перед собой, ты увидела молоденькую медсестру. Ее грудь была разорвана, весь пол был залит кровью. Тяжело дыша, ты подняла руку. В ней что-то вибрировало. Теплое, скользкое.
Шок и неверие обрушились на тебя. Ты поверить не могла что держишь еще пульсирующее сердце. От вида живого органа, тебя замутило, а в легких стало не хватать воздуха. Еще немного, и ты бы упала в обморок, но чужой голос, вернул тебя в реальность:
- Успокойся, - неожиданно, за своей спиной, ты услышала мужской глас.
Резко обернувшись на звук, ты увидела в окне черноволосого парня. Он медленно взобрался на подоконник и спрыгнул в палату.
- Ты все сделала правильно, - произнес он почти шепотом и отвел взгляд в сторону, на некогда бывшего сотрудника больницы.
- Хорошая девочка… Моя девочка…
Ты немного замялась, делая шаг назад. Затем вновь взглянула на колеблющийся орган, вскрикнула и дрожащей рукой, кинула его в стену. Новые брызги крови запачкали койку.
- Кто ты? – спросила ты своего нового незнакомца.
Он был невысокого роста, бледнокожий и худой. У парня были длинные черные волосы и темные глаза.
- Для тебя просто Джефф, - тихо произнес он и положив тебе руку на плечо, призвал присесть.
Ты покорно опустилась на испачканную койку, а черноволосый устроился на полу напротив. Между вами было всего два отличия: он парень, ты девушка. Он живой, а ты была уже мертва. В остальном, вы полностью похожи: больной, сумасшедший взгляд, желание убивать и лишь ради одного: любви.
- Прошу, пойдем со мной. Я уберегу тебя от всего и всех. Мы будем вместе всегда. Счастливы… Прошу… Мне тяжело существовать без тебя…
И повисла пауза. Какое-то время, вы смотрели друг другу в глаза, а после, твои веки закрылись. Губы изогнулись в странной улыбке, стараясь не следовать его просьбе уйти в темноту.
- Сумасшествие…
Ты положила ладонь на лоб, смерив температуру тела, а затем вытерла рукой вспотевший лоб. На нос с него упала капелька крови и скатилась к губам. Словив ее языком, ты попробовала алую жидкость на вкус и сделала заключение:
- Даже слаще твоего признания…
Эта картина и слова, ввели парня в состояние пламенного экстаза. Он столько лет потратил на убиение и огорождение тебя от других мужчин и наконец, у него это получилось. Получилось даже лучше, чем он мог себе представить.
Фортовый парень.


xxx

Пройти тест: http://beon.ru/test­s/1122-558.html
Прoкoммeнтировaть
Тест: The last word.[Final Fantasy] Тебя На улице уже наступила... Дарья Касами 20:54:44
­Тест: The last word.[Final Fantasy]
Тебя


­­
На улице уже наступила глубокая ночь, открыв вид на яркие созвездия, но вместе со столь прекрасным зрелищем также пришел не выносимый холод и густой туман, застеливший землю, так что не было видно собственных ног. И из-за всего этого ты буквально чувствовала себя не выносимо в любой момент, готовясь начать проклинать все вокруг. Твои руки с силой сжимали собственные плечи в надежде хоть немного согреться от этого действия и перестать клацать зубами. Но толку от этого, честно говоря, было довольно мало. Во всем этом тебя больше всего удивляло то, что Кинг, идущий впереди, выглядел, как ни в чем не было, даже без тени усталости после стольких часов ходьбы.
- Э-эй, - ты попыталась позвать его, но, не увидев совершенно никакой реакции, несколько раз дернула за рукав мундира - Долго нам еще идти?
- Да, если будешь продолжать ныть.
Он отдернул руку, слегка ускорив свой шаг, а ты только саркастически закатила глаза, мысленно спрашивая, зачем вообще что-то спросила. Говорила же себе молчать на протяжении всего задания, чтобы не вызвать лишнего гнева. Хотя нельзя было сказать, что Кинг много злиться, скорее даже наоборот, просто иногда бывает раздражительным.
- Ладно, остановимся здесь.
Твой глаз нервно дернулся, стоило только взглянуть в сторону реки находящейся неподалеку.
- Издеваешься что ли? Здесь дубак не выносимый.
- Я ведь сказал, чтобы ты прекратила ныть.
- Ну, извини, что я не такая толстокожая как не которые!
Кинг неожиданно полностью обернулся к тебе, скрестив руки на груди. Его раздраженный взгляд буквально впился в тебя, только усиливая дрожь по всему телу. Ты рефлекторно отступила назад, когда парень сталь стремительно наступать, но он быстро схватив тебя за ворот куртки придвинув к себе вплотную.
- Когда-нибудь я тебе язык откушу, малявка.
В душу закралось щемящее чувство того, что сейчас тебе точно прилетит, поэтому глаза сами собой зажмурились, когда он сделал резкое движение рукой. Однако вместо какого-либо чувства боли ты только ощутила, как на плечи легло что-то теплое.
- Выдохни, - сказал он, слегка ухмыльнувшись, и натянул тебе капюшон по самые глаза - Лучше сходи хвороста набери.
Только сейчас слегка приоткрыв веко, пред глазами предстала ткань красного плаща, который судя по всему, принадлежал твоему товарищу. Такое поведение показалось слегка странным, но то, что действительно стало теплее, ты не могла не признать, поэтому все же решила его поблагодарить.
- Спасибо... что ли, - щеки тут же покрылись бледным румянцем, медленно переходящим на уши. Это приятный запах, исходящий от плаща, словно окутывал душу, заставляя трепетать все нутро и разливаясь приятной негой по всему телу. Он всегда так пах?
- Иди уже.
Не смея ему перечить, ты отбежала на несколько метров, стараясь убрать странный жар внутри живота. "Наверняка это из-за плаща, но без него холодно, так что лучше не снимать" это была первая мысль, что промелькнула голове и самое разумное объяснение сложившейся ситуации. Все же решив слишком не замачиваться, ты решила приступить к выданному заданию, которое оказалось сложнее, чем представлялось. Ведь туман все не уходил, а искать на ощупь особого желания не было. Так поле нескольких минут плутаний удалось найти лишь пару сухих палок небольшого размера. С такой добычи Кинг точно не будет в особом восторге.
"Не слишком ли далеко я зашла?'' ты обернулась за спину, вглядываясь в темноту леса и попыталась сосредоточить слух на звуке плещущейся реки, который звучал слишком отдаленно.
- Эх, ну, не убьет же он меня, в самом деле? - устало потерпев шею, твой взгляд вдруг приметил стремительно приближающийся свет, подозрительно похожий на огонь - Если конечно он не идет сжечь меня прямо сейчас вместо дров...
Сделав всего пару, шаг в его направлении до тебя вдруг дошло, что это явно не Кинг, а...
- Огненный Слизняк!
Но не успела ты достать оружие, как в голову двух метрового существа прилетело несколько пуль сразу валя того на повал. С губ сорвался тяжелый вздох обреченности. Сейчас тебе, какой никогда хотелось, чтобы это был не тринадцатый.
- Даже ничего не говори, - ты махнула рукой в сторону парня, уперевшись другой в свой бок - О, Великий Кинг, вы, как всегда были безупречный в убийстве монстра, а я в очередной раз оказалась полной дурой не сумевшей справиться с ним за одну секунду. Надеюсь, вы когда-нибудь простите мою безалаберность в данной ситуации и у меня получиться заслужить ваше прощение. Ну, как сойдёт?
- Вполне не плохо, - его тонкие губы дрогнули в еле заметной улыбке, пока он убирал пистолеты в кобуру - Но, я вообще-то молчал.
- Ага, как же. Словно мы с тобой первый день знакомы. Отличие только том, что твоя тирады была бы грубее.
Парень как-то странно сщурил свои алые глаз, подойдя в тебе на расстояние меньше полуметра. А ты все продолжала смотреть прямо в вперёд, то есть в его грудь, боясь поднять взгляд хотя бы до уровня шеи.
- Считаешь меня грубым?
Нервно сглотнув, ты попыталась что-то сказать, однако вовремя смекнула, что в данной ситуации лучше держать язык за зубами.
- Что ж я это учту, - и он развернулся, направившись в сторону вашего временного лагеря - Я постараюсь потом быть нежным с тобой в постели.
На мгновенье показалась, что твоя челюсть буквально свалилась на пол, а лицо приняло цвет ярче спелой клюквы. Ты недолго смотрела в спину уходящего Кинга и когда твоя речь вновь вернулась, просторы спящего леса огласил громкий крик.
- Что ты имел ввиду?!

Пройти тест: http://beon.ru/test­s/1122-365.html
Прoкoммeнтировaть
Тест: «Отверженные» [Сборный... Дарья Касами 20:43:58
­Тест: «Отверженные» [Сборный]
Революционерка / Джотто [Katekyo Hitman Reborn]


Песня, под которую писался результат, ~ «Обе-Рек – Сказки»
«— Что ты за человек?! — воскликнул он.
— Я клоун, — сказал я. — Клоун, коллекционирующий мгновения.» (с) Генрих Бёлль «Глазами клоуна»

­­

Революция – это неизменный процесс, при котором обиженное общество недовольное происходящим в их стране смещает прогнившее правительство, зачастую силовыми методами. Люди, которые затевают сей процесс, носят гордое звание «революционеры», преобразователи старого мира. Обделенные смотрят на величественных полководцев простого народа с неподдельным восторгом, трепетом и чувством благодарности. Они свято верят, что их народная дружина привнесёт в мир давно потерянные честь, достоинство и благородство. Их вера сильна и несокрушима до тех пор, пока повстанцы держат в своих руках трепещущую победу. Но стоит только им понять, что Фортуна ускользает от солдат ущемленного общества, словно вода с открытых ладоней, они благополучно отворачиваются от некогда героев, считая их отверженцами со своими безумными, невыполнимыми идеалами. Революционеры, сменяя своё звание на «каторжники», становятся гонимы теми людьми, которых пытались защищать, оставляя на своём роду неизгладимое проклятие, которое, в последствие, убивает их близких, заставляя страдать. И редко найдётся тот человек, тот отщепенец, кто сможет выстоять перед этой грозной, безграничной анафемой.
А она – дочь революционера, – могла.
«Революционерка!» – звучало вдогонку ей данное прозвище, которым она безгранично гордилась. Многие шептались, что в ней течёт кровь её отца, считая её таким же безумным изгоем общества, не желая взглянуть в глубину открытой души этой хрупкой, невинной девушки. Ей ничего не оставалось, как вздыхать на данные слова, с заботой пряча в складках старенького, потрёпанного платьица свой «жёлтый паспорт»*, доставшийся ей от отца, не дающий ей шанса на нормальную, спокойную жизнь.
Она была способной и одарённой девушкой, обладающая нестандартным складом ума. Любое дело в её руках пело, выполняясь за кротчайшие сроки, показывая её усердие и трудолюбие. Про таких людей, как она, говорят: «Талантливый человек талантлив во всём!». И она была бы незаменимым работником, если бы не жёлтая карточка, бережно спрятанная в складках изодранной юбки, из-за которой её никто не хотел брать, боясь того, что данный человек способен передать своё проклятие и им, ставя крест на жизни невинных людей.
С подобными отверженцами, как она, никто не хотел иметь дело, сторонясь их. Но среди стада единомышленников всегда найдётся один человек, который не согласен с мнением других. Подобный человек был и у дочери революционера, который постоянно не давал девушки окунуться в свою анафему с головой, давая слабую веру на то, что когда-нибудь всё изменится, что и на её улице будет солнце, которое испугает тьму своим светом.
- (Ваше имя), ты же талантливая, умная девушка, способная на многое! – восторженно лепетала белокурая, смотря в мутном, зеркальном отражении на то, как подруга аккуратно вплетает василёк в её волосы. Девушка ничего не ответила, лишь слабо улыбнулась словам светловолосой, продолжая творить шедевр с локонами своей подруги. – И почему другие этого не видят!? – как-то обиженно молвила она, вызывая горестную полуулыбку у (Ваше имя).
- Ева, у меня жёлтый паспорт, – спокойно вымолвила она, глядя в печальные глаза своего верного товарища, который не давал ей опуститься на дно, с которого она никогда бы не выбралась.
Воцарилась тишина, которая ласкала слух девушкам, даря им спокойствие и умиротворение. Тёмный чердак, усеянный множеством полевых цветов, казался не таким уж тёмным. Наоборот, создавалось впечатление, будто бы это вырванная из книжки комната какой-нибудь томящейся в башне заколдованной принцессы, ждущей своего спасителя. И в контексте с данной особой, это сравнение было весьма кстати. Солнечные лучи едва уловимо просачивались через небольшую раму окна, ласково, нежно и весело пробегаясь по босым ножкам (Ваше имя), отдавая им своё тепло.
Ева взглянула в отражении на свою подругу, подмечая, какая она красивая, когда чем-то увлечена. Она была похожа на нимфу, спустившуюся с небес к смертным жителям. Молодая, нежная девушка с золотистыми волосами, локонами, спадающими ей на плечи, с доброй улыбкой на тонких устах и нежным, светлым, янтарным взглядом, в глубине которого скрывался человек, который повидал в этой жизни всё.
- Знаешь, в поместье, где я работаю, нужен садовник, – нарушила затянувшуюся тишину белокурая, искоса поглядывая на действия своей подруги. – Никто лучше тебя не разбирается в цветах…
- У меня жёлтый паспорт, – вновь молвила девушка, устало вздохнув. Это её проклятая карточка никогда не даст ей возможности спокойно жить.
- А мы не будем об этом говорить! – воодушевленно молвила Ева, вскакивая с ветхого, потрёпанного временим стульчика, и, хватая подругу за тонкие, холодные руки, тихо заявила. – Я сегодня же договорюсь обо всём, а завтра ты явишься к нам в поместье!
(Ваше имя) печально вздохнула, пожимая плечами, крайней мыслью понимая, что обман – это нехорошее решение, которое потом будет тяготить её, уничтожая в ней всё светлое. Но по-другому она просто не могла поступить…
* * *
Огромное поместье встретило её величественно, показывая своё превосходство по отношению к столь скромной персоне, как (Ваше имя). Она устало вздохнула, нутром чувствуя, как здание давит на неё своей аристократичностью,­ давая понять, что его жители птицы высокого полёта. Златовласая девушка уже несколько раз пожалела о том, что согласилась явиться, осознавая, что её выпрут, как только узнают про жёлтую карточку, спрятанную в складках хлопкового платья.
Сад был запущен. Юная леди мысленно ужаснулась подобному феномену, ведь цветы – это краски жизни. А это место, лишённое всех своих ярких пятен, выглядело монументально, холодно и серо, не смотря на богато украшенный декор. Девушка тяжко вздохнула, покачав головой в разные стороны, понимая, что здесь нужен опытный садовник, коим она не являлась.
Ступая по длинному коридору за дворецким, она с каждым шагом слышала, как гулко отдаётся в груди её сердце, веля ей бежать из этого места, не оглядываясь. Но бежать она не могла. Любое своё действие эта девушка привыкла доводить до конца. Ей было проще жить, зная, что её гонят, чем собственноручно, гордо удалиться. За годы безмолвной войны с обществом она привыкла к такому, поскольку понимала, так проще жить. И так действительно было проще.
Мысли все вмиг улетучились, когда она, задумавшись, врезалась в спину, открывавшему огромные, массивные двери дворецкому. Внутренне она понимала, что данная сцена, представшая перед господами, со стороны выглядела глупо и нелепо, поэтому (Ваше имя) готовила себя к худшему – злобным, насмехающимся, едким взглядам и ядовитым усмешкам, сопровождаемые колкими фразами. Удивлению её не было предела, когда она невзначай коснулась с тёплыми, голубыми очами, как она поняла, хозяина этого поместья, который величественно восседал за большим, усеянным множеством бумаг, столом. Весь страх в мгновение исчез, наделяя взволнованную девушку спокойствием.
Разглядеть окружающую её обстановку она не смогла, поскольку всё её внимание было приковано к владельцу этого кабинета, который приветливо ей улыбался, приглашая сесть в богато украшенное кресло напротив него. Она скованно приняла его приглашение, неловко уместившись на краюшке, тем самым вызвав у светловолосого мужчины беззлобный смешок.
- Не волнуйтесь Вы так, я Вас не съем! – добродушно отозвался Джотто, с неподдельным интересом разглядывая свою босоногую гостью, которая от его слов ещё больше смутилась, ощущая себя явно не в своей тарелке.
- Я не волнуюсь, – честно призналась она дрогнувшим голосом, с любопытством смотря мужчине в глаза. – Ваш взгляд меня смущает немного…
Она ни сразу осознала сказанное. Когда до неё дошёл смысл сказанных ей слов, златовласая девушка испугалась, готовясь к потоку нелестных слов. Ужаснувшись этой мысли, (Ваше имя) забавно и мило зажмурилась, словно таким действом могла сберечь себя, неряшливо сжимая в кулачки ткань хлопковой юбки.
- Оно и видно, – заметил чей-то посторонний голос. Дочь революционера удивленно раскрыла глаза, замечая у окна ещё одного мужчину, который и вовсе не соизволил обратить внимание на её скромную персону, смотря в окно. – А я говорил тебе, Джотто, что ты пугаешь людей, – спокойно продолжил свою мысль красноволосый незнакомец, кротко бросив хитрый взгляд на друга.
Джотто. Славное имя, которое определенно шло этому царственному мужчины, который улыбался так светло, словно внутри него жило то самое потерянное солнце. Девушка побранила себя за подобные думы. Сейчас ей стоит думать совершенно не об этом.
- Ева говорила, что Вы профессионал своего дела, – добродушно продолжил светловолосый мужчина, проигнорировав слова своего товарища, вызвав у того только недовольный хмык.
- Она преувеличивает… – оборвала она мысль владельца данного поместья, мысленно давая подзатыльник своей дорогой подруге, которая всерьёз взялась за это дело.
- Правда? – удивился молодой человек и, согнув руки в локтях и уперев их в деревянную, дубовую столешницу, уместил на них своё лицо, с искренним непониманием всматриваясь в глаза своей гости, заставляя ту поспешно отвести свой янтарный взгляд в сторону. – Честно, признаюсь, это тяжёлая, мужская работа… Вы уверены, что справитесь? – получив в ответ удовлетворительный кивок, Джотто продолжил. – И, извините за такой вопрос, но не спросить я не могу. Разве такого талантливого работника могли спокойно отпустить?
Это был удар ниже пояса, то, что до дрожи в коленях она боялась услышать. Она не знала, что должна была сказать, ведь до этого она нигде и не работала. Никто не хотел брать её, а она, смирившись с данным положением, продавала венки из полевых цветов, тем самым зарабатывая себе на кусок хлеба. Солгать она не могла, ей не позволяла совесть, давящая на неё со всех сторон, словно говоря: «Смотри, а человек, сидящий напротив тебя, искренен, а ты…». Златовласая девушка виновато опустила свой взор под удивлённый взгляд, тихо молвив:
- У меня жёлтый паспорт…
Она честно призналась, показывая своё проклятье, которое делает её отщепенцем, не похожим ни на одного мирного жителя. Горькая улыбка заплясала на её тонких устах, когда повисло роковое молчание. Она понимала, что её прогонят, знала это с самого начала, но крайней мыслью верила, что всё может пойти не повелению злодейки Судьбы. Неужели её вера умрёт, так и не дав ей малейшего шанса на надежду?
- Вы каторжница? – непонимающе молвил Джотто, стараясь заглянуть в спрятанные под густой чёлкой глаза его гостьи.
- Нет. Я – дочь революционера! – призналась она, вымолвив это с такой честью и гордостью. – Мой отец, был народным повстанцем, боровшийся за интересы ущемленного общества, которое его окружало. Он свято верил, что сможет привнести в этот мир честность, правоту и добродетель, которой не хватает обиженным людям. Он боролся с несправедливостью в одиночку, и, к сожалению, был сломлен, получив в подарок от хозяйки Судьбы проклятье, которое передаётся в виде жёлтого паспорта. Народ, за чьи интересы мой отец боролся, его предал, позволив натянуть на него кандалы, превратив его в безумного отверженца, и позорно расстрелять на площади! – глаза защипало, но останавливаться она не хотела, словно в ней что-то надломилось, заставляя изливать душу этому голубоглазому юноше. – Я должна бы ненавидеть их, но… не могу себе это позволить. Мне жаль их, поскольку они злы от того, что в их жизнях мало добра. Они хоть и считают меня таким же отщепенцем, революционеркой, как и отца, но мне их жаль…
Джотто внимательно слушал рассказ своей гостьи, внутренне симпатизируя ей: её словам и мыслям. Однако этого никак не могла знать она. Златовласую девушку слегка трясло, и она, поднявшись со своего места, хотела уйти. Поскорее бы укрыться в своём тёмном, усыпанном уже засохшими цветами чердаке, и плакать. Плакать отчаянно и долго, позволяя слезам забирать всю ту внутреннюю боль, которая её тяготит, убивает изнутри, заставляя уничтожать в ней трепещущую веру.
- Понятно. Я задам Вам ещё один вопрос. Как Вы думаете, какие цветы смогут украсить этот сад? – задумчиво молвил Примо, всматриваясь в удивленное лицо (Ваше имя), которая не понимала сих действий.
- Думаю, гармонично смотрелась бы вербена и флокс, – задумчиво молвила она, вызывая на устах первого босса Вонголы тёплую улыбку.
Собравшись с мыслями, златовласая девушка хотела переступить порог кабинета, покинув это здание навсегда, однако…
- Постойте! – Джотто привстал из-за стола, словно напуганный мальчишка глядя на свою гостью, которая хотела сбежать от него, запав в сердце молодому боссу. – Я до сих пор не знаю вашего имени…. Не бегите, прошу Вас, ведь Вы, действительно талантливый садовник. Мне нравится Ваш выбор, честно! Ева всё Вам тут покажет и расскажет, только, прошу Вас, не бегите…
Удивлению девушки не было предела. Весь её старый, устоявшийся, серый мир рухнул, давая возможность взглянуть на светлое, безоблачное будущее. Она, постеснявшись сказанных слов, сделала один шаг назад от подошедшего мужчины, чьи глаза с восторгом и нежностью смотрели в её янтарные глаза, словно завидев в ней ту самую хрупкую душу.
- (Ваше имя)… – тихо вымолвила она, отвернувшись от Примо и выбежав за пределы его кабинета, напоследок сказав: - Спасибо Вам…
Джотто с упоением следил, как босоногая гостья ускользает от него, радуясь тому факту, что не навсегда, что она будет находиться рядом, в его поместье. Эта революционерка совершила революцию, завоевав с концами его сердце, которое благополучно он ей сдал.
- Вновь повторюсь, ты слишком мягкий, – заметил это Джи, который так и остался безмолвным зрителем развернувшейся на его глазах тяжёлой истории, проследив за взглядом Примо.
- Возможно, – заметил это мужчина, проводив своего отщепенца взглядом. – Но у неё глаза добрые, им невозможно не поверить…
* * *
Негодование и слепой восторг смешались в едино, когда Джотто, сорвав с заботой выращенный флокс, вплёл цветок в золотые волосы (Ваше имя), заставляя ту растерянно выронить из рук огромных размеров лейку. Удивлению не было предела, когда до слуха юной леди дошёл прекрасный мужской баритон, дарящий три заветных, сокровенных слова только ей. На её улице наконец-то появилось долгожданное солнце…
*В произведении Виктора Гюго «Отверженные» так называемый «жёлтый паспорт» носили каторжники.
­­

Стырить шарик можно тут: http://midsubliki.b­eon.ru/0-1-shkatulka­-testov.zhtml#e119
Пройти тест: http://beon.ru/test­s/1122-412.html
Прoкoммeнтировaть
пятница, 14 сентября 2018 г.
Тест: Давно не дети [сборник] Лихт фон Граннцрайх "Это будет тяжело... Дарья Касами 23:02:18
­Тест: Давно не дети [сборник]
Лихт фон Граннцрайх


"Это будет тяжело", - с такими мыслями, небрежно свисая на мужском плече, подобно мешку с картошкой, болтая по воздуху руками, ты с неприкрытой раздражительностью покорно ждала, когда тебя опустят на землю и позволят высказать всё недовольство, вызванное непристойным поведением младшего среди братьев семьи Граннцрайхов. Беготня по коридору казалась бесконечно долгой в связи с твоим неудобным положением и беззаботностью Лихта, который, уже не слыша позади возмущённых криков Бруно, спокойно и неторопливо шагал по коридору, напевая себе под нос весёлую, незамысловатую песенку, подпрыгивая в такт ей. Ты тяжело вздохнула, облокотившись щекой о застывшую в воздухе руку, согнутую в локте, и раздумывала с горечью о том, как пожалела, что твой выбор пал на обучение именно этого юноши, который на первый взгляд казался весьма скромным и коммуникабельным. Только сейчас, болезненно постанывая от резких потряхиваний при его своеобразном танце, ты убедилась в том, что внешность крайне обманчива и тебе бы стоило остановить свой выбор на самом сдержанном и молчаливом из них, чтобы было меньше проблем, которых ты мечтала избежать в свой первый рабочий день в качестве королевского наставника.
Оказавшись уже в другой комнате, ты облегчённо вздохнула, когда тебя опустили на мягкий диван, облачённый в нежно-розовую обивку, подобно свежим и только что распустившимся розам, что находились в изящных вазах на каждой тумбочке из красного дерева. Едва ли сосредоточив изучающий взгляд на белых стенах, обрисованных золотыми узорами, твоё исследование прервала блондинистая макушка, внезапно очутившаяся до неприличного расстояния близко к твоему лицу, в миг окрасившемуся в тёмно-алый цвет.
- Добро пожаловать в мою комнату, учитель! - громогласно поприветствовал тебя жизнерадостный голос обладателя лазуритовых глаз и белоснежной улыбки, подаренную твоему растерянно-смущённо­му взгляду. - Точнее, учительница, - поправился юноша с какой-то хитрой улыбкой, не внушающей доверия, выделив последнее слово другим тоном: загадочным, томным, чуть насмешливым. При этих словах его лицо оказалось ещё ближе к твоему, глаза сузились, как у лиса, а улыбка стала кокетливой и манящей.
- С-спасибо за гостеприимство, - взволнованно пробормотала ты, сглатывая подступивший ком к горлу, и торопливо сдвинулась с места, тем самым оборвав нежелательную близость с принцем. После чего тут же поправила очки, возвращая себя подобным жестом в реальность и "рабочее" состояние. Моргнув пару раз, сняв с себя секундное оцепенение, ты снова приобрела прежнюю серьёзность и начала более уверенно говорить: - Ну что ж, давай приступим к урокам. Начнём с матем...
- Знаете, а я Вас другой себе представлял, - перебил тебя блондин, внимательно разглядывая твоё лицо, отчего ты заметно стушевалась. - Вы милая, но не настолько, как в моих фантазиях, - драматично произнёс юноша, приложив ладонь к сердцу. От его эксцентричных выходок и грубой прямоты твоя персона потеряла всякое смущение, вместо этого почувствовав обиду и раздражение. Ты нервно фыркнула и повела бровью, пока Лихт продолжал трагически рассуждать: - Я думал, что нам дадут какую-нибудь высокую, стройную и весёлую девушку, которая скрасит моё одиночество. А Вы оказались такой серьёзной и маленькой, как старушка. Только грудь у Вас не обвисшая, к счастью, - беззастенчиво заметил он, опустив и задержав на длительное время задумчивый взгляд на твоём декольте, которое ты, покраснев от возмущения, прикрыла обеими руками, пытаясь защитить от несправедливых упрёков. - Но она тоже мал...
Не успел младший Граннцрайх закончить свою мысль, как ему на белёсую макушку прилетела стопка книг. Блондин завыл от боли, потёр ушибленное место, а затем обратил на тебя затравленный взгляд, когда ты уже присела обратно на диван с ангельским лицом.
- З-за что?! - наигранно всхлипнув, испуганно вопросил юноша. - Разве учителям можно бить своих учеников? Вам что, совсем не жалко меня и моё прекрасное лицо? Если бы Вы серьёзно ранили меня, я бы уже не был таким красавцем и по Вашей вине не смог бы больше ездить по городам за девушками!
В этот момент, обеспокоившись из-за криков принца, к нему в комнату влетели три наряженные девицы, окруживших юношу, явно переигрывающего страдальца, как стая голубей. Они ворковали над ним и взволнованно вопрошали, что же с ним случилось. Ты закатила глаза, услышав, каким жалобным тоном он говорит о твоём наказании и как указывает дрожащим пальцем на твою персону, безразлично фыркающую на экспрессы его малого театра, создавая вокруг тебя дьявольскую ауру. Даже девушки охнули от рассказов принца и испуганно прижались к нему, успокаивая его своими ласками.
- И ты ещё говоришь об одиночестве, имея у себя целый гарем из похищенных девушек, как Султан?
- Похищенных? - юноша удивлённо вскинул брови, мгновенно забыв о своих недавних страданиях под влиянием ласковых шептаний своих собеседниц. - Это девочки сами похитили меня и на руках потащили ко мне домой, чтобы быть всегда рядом со мной, - самолюбиво произнёс белокурый принц, изящно взмахнув пышными волосами, и прижал к себе девушек с широкой улыбкой. - Ничего не могу поделать с этой популярностью.
- Сочувствую, - безэмоционально ответила ты, устав за долю секунды от его восхвалений самого себя. - А теперь давай всё же займёмся уроками.
- Погодите! - воскликнул Лихт, который, казалось бы, готов выудить из себя весь свой словарный запас, лишь бы не заниматься скучной учёбой. - Жизнь слишком коротка, чтобы тратить её на какие-то уравнения. Ох, нет, я понял! - вдруг радостно объявил парень, воодушевлённый своей мыслью. - Девочки, оставьте меня наедине с учительницей, у нас будет серьёзный разговор, - попросил он своих подруг с вежливой улыбкой, искосо поглядывая на тебя лукавым взором.
Девушки печально опустили головы, обиженно забурчали и неохотно покинули комнату принца, оставив вас наедине. Ты почувствовала напряжение, заметив, как вальяжно он разместился на соседнем диване, закинув ногу на ногу и чуть задрав голову, демонстрируя обнажённую шею и ключицы, видимые из-за наполовину расстёгнутой рубашки.
- Вы так резко перевели тему разговора, потому что ревнуете меня, верно? - с самодовольной усмешкой спросил у тебя Лихт, пуская провокационные взгляды на твоё покрасневшее от злости лицо, чей румянец он с удовольствием принял за согласие. - Да, я угадал! - в следующую секунду на его лице отобразилась детская радость, совсем несвойственная его ранее показанному образу рокового соблазнителя. - Впрочем, это и не удивительно, ведь я очень красив. И понятное дело, что Вы будете чувствовать себя неуверенно на фоне других девушек, влюблённо окруживших меня, со своей мини-груд...
Ещё одна незаконченная фраза, оборванная с твоей стороны ударом мягкой подушки в лицо.
- Пожалуйста, не касайся темы моей мини-гру... Гх, моего декольте, - раздражённо поправилась ты, злясь на саму себя за то, что ты посмела оскорбить себя же его фразой. - Это как минимум неприлично, учитывая нашу разницу в возрасте и наши отношения на уровне ученика и учительницы. Говори на такие темы со своими сверстницами.
- Ох, ну мы ведь всегда можем вывести наши отношения на новый уровень, учитель (Твоё имя)! - с энтузиазмом сказал Лихт, воодушевлённый своей смекалкой. - Я как раз люблю девушек постарше, а Вы ещё и хорошо сохранились в своём возрасте. А то, что у Вас грудь маленькая, это не беда. Как говорят простолюдины: "Главное, чтобы в ладошку вмещались". Давайте мы сейчас и проверим эту поговорку! - уверенно предложил юноша и, азартно проведя кончиком языка по губам, потянулся руками к предмету обсуждений.
Твои мысли, сбитые в кучу от нахальности принца, не сразу прояснились, пока его ладони с оттопыренными пальцами неумолимо приближались к твоим выпуклостям. Негодование вскипело и вырвалось наружу, сметая былые проявления тактичности. Тряхнув головой, усилием воли вернув себя в жестокую реальность, ты шлёпнула по рукам юношу, чьи подушечки пальцев уже почти оказались у заветного места, и чопорно поджала губы, расправив плечи. Лихт потрусил рукой, которую будто обожгло огнём, и снова начал демонстративно и жалобно хныкать, точно одинокий щенок.
- Не позволяй себе вольностей, - тоном вдовствующей королевы строго отчеканила ты, гордо выпятив подбородок и оскорблённо прикрыв веки. - Во-первых, я твой учитель. А во-вторых, ты ещё ребёнок.
- Ребёнок?! - Граннцрайх-младший опешил, окунувшись в забытье, касающееся повреждённой ладони. - Как Вы можете говорить это человеку, у которого есть много девушек? Ребёнок уж точно не сможет похвастаться таким! - елейным голосом пропел принц, видимо, обиженный на твоё грубое и неоправданное замечание, и своей безобидной шуткой он пытался развеять назревающую неловкость, что не было оценено твоей персоной.
- Ты избалованный ребёнок, который не знает меры, - холодно парировала ты. - Взрослые не ведут себя так легкомысленно. А меня дети уж тем более не смогут заинтересовать. Так что я буду относиться к тебе только как к своему проблемному маленькому ученику, поэтому обойдись, пожалуйста, без своих неприличных выходок.
В этот моменте в Лихте что-то недобро щёлкнуло, из-за чего он несколько помрачнел. Ребёнок? Он совсем не похож на него! Никто ещё не говорил о нём подобных вещей. Даже Леонарда, опережающего его по возрасту, можно было с уверенностью назвать младенцем, который капризно требовал к себе внимание и так по-детски ненавидел учёбу.
- Я докажу Вам обратное, учитель (Твоё имя)! - вдруг воспрянув духом, словно солнце, пробравшееся сквозь густые тучи, заявил с широкой улыбкой Лихт.
- И что с того? - ты была настроена скептично к его словам, поэтому выражала апатию прохладным тоном.
- Тогда Вы признаете меня и согласитесь общаться как с равным себе, - поставил свои условия принц, скрестив руки на груди и похвально кивая самому себе макушкой.
- Не забывай о том, что у тебя более высокий статус, чем у меня, - напомнила ты, пытаясь унять его пыл.
- Это волнует меня в самую последнюю очередь, потому что, когда я выиграю спор, Вы будете делать так, как захочу я! - в торжественной манере озвучил принц.
"Какой же он всё-таки ребёнок...", - устало подумала ты, с безнадёжностью глядя на то, как он упивался собственным превосходством; не хватало ещё злорадного смеха для завершения полной картины. В любом случае, на его авантюру тебе пришлось согласиться - этикет не позволял сопротивляться глупости принца, о чём тебе позже пришлось пожалеть...

..."Учитель (Твоё имя), теперь я взрослый для Вас?!", - эта фраза стала уже будничной для тебя в связи с тем, что Лихт почему-то обзавёлся безумным желанием завоевать твоё расположение. Экзотические цветы прямо с китайской вазой в постель? Это ещё пустяки! Но ты всё равно проявляла отчуждённость с этим капризным ребёнком, который просто жаждал поймать в свой капкан ещё одну жертву, хотя со временем ты начала... привязываться к нему и находить его попытки приковать к себе внимание забавными и милым Активно сопротивляясь его соблазнам, ты вынудила младшего Граннцрайха принять серьёзные меры.
- Вы бы хотели увидеть меня взрослым и ответственным человеком, учитель (Твоё имя)? - как-то задал тебе интересующий вопрос блондин.
- А разве такое возможно? - скептично выгнула ты брови, сардонически усмехнувшись, что несколько задело принца и одновременно пробудило в нём азарт.
- Тогда у меня есть кое-что для Вас! - с энтузиазмом объявил он. - Только Вам придётся закрыть глаза и довериться мне.
Но, вопреки его словам, ты недоверчиво покосилась на юношу, всё-таки в конце сдавшись под его напором. Лихт повёл тебя в город, закрыв твои глаза перед каким-то кафе или рестораном, прошептав на ухо, что тебя ожидает сюрприз. От подобной близости и горячего дыхания у раковины уха ты дёрнулась, попросив его не проявлять слишком много фривольностей. Принц хохотнул, назвав тебя недотрогой, и провёл вглубь заведения, позволив тебе занять свободный столик, а сам быстро испарился так, будто его и вовсе не было. Ты недоумённо огляделась, не понимая, что изменится в этой обеденной зоне. Оперешись щекой о ладонь, ты начала скучающе анализировать взглядом местность, пока к тебе не подошёл до боли знакомый молодой человек в официальном костюме, который столь идеально смотрелся на его стройном и сформированном, вопреки возрасту, теле.
- П-принц Л-Лихт?! - только и вырвалось у тебя на одном дыхании. - А твой отец знает, что ты работаешь здесь?
- Знает. Он не против, - с легкомысленной улыбкой ответил блондин, сделавшись серьёзным. - Желаете что-нибудь заказать?
- Эмм... я... - ты проглатывала каждое слово от изумления, но в конце концов нашла в себе силы вымолвить хоть что-нибудь адекватное. - Мне вишнёвый п-пирог, пожалуйста.
- Прекрасный выбор, - похвалил с улыбкой твой вкус принц, как образцовый работник, и со всей старательностью запизал в блокнот твоё желание.
Ты обескураженно покосилась на официанта в лице Лихта, который со всей ответственностью принял твой заказ. На минуту тебе показалось, что перед тобой иллюзия: не мог этот избалованный и несколько извращённый ребёнок так умело справляться с таким делом. Ты неотрывно следила за тем, как он ловко успевает обслуживать каждого своего клиента, а девушки, к которым он проявлял галантность - поочерёдно вздыхали, размахивая перед собой ладонями, как веерами, чтобы избавиться от ощущения духоты. На мгновение в тебя врезался шип ревности. Лихт, который мимолётно наблюдал за твоей реакцией, уловил и это малейшее изменение в твоём поведении. Стараясь не выдать себя слишком заинтересованной, ты отвернулась к окну, спрятав своё лицо за меню, хотя сердце продолжало бешено колотиться и требовало следить за ним, подобно шпиону, чтобы не упустить, как он заигрывает с другими девушками. Откуда такая проснувшаяся маньячность? Ты категорически не узнавала себя. Усилием воли выдернув себя из мыслей о нём, ты сосредоточила внимание на других людях в ресторане. Самовлюблённому принцу не понравилось это, поэтому он привёл ещё один свой план в исполнении: кто-то из официантов по его щелчку пальцев намеренно задел вешалку с вещами, которая полетела прямо на тебя. Ты выставила перед собой локоть, пытаясь безуспешно защитить лицо от повреждений, но удара не последовало.
Ты настороженно приоткрыла веки, увидев перед собой стройный силуэт принца, который изящно подхватил вешалку под одобрительные аплодисменты посетителей. Убрав с лица нервную ухмылку, тебе тоже пришлось с замеревшим сердцем признать, что это было поразительно, пусть ты и не хотела ему льстить, даже показывать своё изумление и... притаившийся девчачий восторг, от которого щемило грудную клетку. И когда это ты начала чувствовать себя в его присутствии влюблённой и робкой школьницей?
Будто желая убедить тебя в свой неотразимости, Лихт поставил предмет на месте и, повернувшись к тебе, стремительно присел на одно колено, захватив твой подбородок в плен своей ладони, облачённой в изящные перчатки, и заставил твою персону смотреть ему прямо в глаза. Это жестоко смущало. Ты даже не могла привычно дать ему отпор. Хотелось просто проглатывать восхищение и неотрывно углубляться в бескрайнюю голубизну его глаз, напоминающую о бездонных океанах, внутри которых хранилось много тайн и сюрпризов - а ведь он был таким же непредсказуемым, как и его глубины.
- Вы в порядке, мисс (Твоё имя)? - вежливо поинтересовался он, полуопустив веки, как кокетливый донжуан, от которого охали и падали в обморок все впечатлительные девушки. Ты же старалась не падать духом и выражала сдержанность, хотя пришлось уловить себя на позорной мысли, что тебе тоже захотелось уподобиться тем леди, что не повезло стать пленницами его прекрасных глаз.
- В-всё хорошо... благодаря Вам, - начала загипнотизированно лепетать ты, пока не поймала себя на том, что твоя речь похожа сейчас на влюблённый лепет маленькой девочки. Кто тут из вас ещё ребёнок? Тебе пришлось неохотно отпрянуть от него, чтобы снова взять плавно утекающий сквозь пальцы контроль. - Спасибо. Вы хорошо работаете, должна заметить, - с напускной холодностью заметила ты, с трудом запихнув себя обратно в свою же ракушку отстранённости.
Но младший Граннцрайх всё равно раскусил тебя и, оказавшись уже спиной к твоей персоне, радостно, совсем по-ребячьи показав жест победителя. Он, гордясь собой, прошествовал обратно к барной стойке, чувствуя на себе твой взгляд. Как бы ты ни пыталась, но теперь ты не могла отвести восторженного взгляда от младшего принца, совсем не видя в нём того самого ребёнка, который доводил тебя только до отрицательных эмоциях. Тебе на миг пришлось отвести взор, закуси нижнюю губу, чтобы снова вернуть себе рабочий настрой. Но работой в этот день так и не пахло.

...Как только ресторан начали закрывать, ты поспешила выйти из заведения, намереваясь поскорее скрыться от взгляда принца, который отныне вызывал у тебя необъяснимый пожар в сердце. Но кто-то схватил тебя за запястье, вынудив повернуться. Увидев перед собой улыбающееся лицо Лихта, ты растерялась и начала метать свой взгляд по сторонам, виня себя за откуда-то взявшуюся поистине детскую робость.
- Ну что, учитель (Твоё имя), теперь Вы изменили обо мне своё мнение? - весело спросил парень, вернувшись в своё прежнее амплуа, хотя ты твёрдо знала, что теперь предательски больше не сможешь воспринимать его как обычного прожигателя жизни. - Вы ведь говорили, что я не нравлюсь Вам беззаботным, поэтому я показал Вам другую свою сторону. Уверен, она Вас впечатлила. Могу ли я уже услышать Вашу похвалу и получить Ваш поцелуй?
- Ч-ч-что?! - ты подавилась воздухом. - П-поцелуй?!
- Ну да, а что? - беззаботно поинтересовался он, в открытую насмехаясь над твоей потерянностью. - Вы ведь проиграли спор, учительница!
- А ты ничуть не изменился, - как-то шутливо замечаешь ты, мысленно коря его за наглость, но в этот раз не испытывая по этому поводу негативных эмоций.
- Блин, неужели я всё испортил?! - внезапно заволновался Лихт, войдя в состояние паники. - Я не могу быть вечно занудой, учитель (Твоё имя)! Иногда мне хочется и повеселиться, знаете...
Тебя обдало холодком, а затем жаром от осознания того, что он оказался столь разносторонним человеком, который действительно поразил тебя своим темпераментом. Не как ребёнок, которого ты видела в нём ранее в первую очередь. Желание сблизиться с ним застало врасплох, и щёки вновь заалели как маков цвет. Ты просто не знала, что делать с всплесками этих эмоций. А ведь он действительно заслужил поцелуя, но...
- Мне ведь не положено по статусу сближаться с тобой, принц Лихт.
- А? - Граннцрайх-младший внезапно успокоился и с облегчением вздохнул. - И всего-то? Я ведь принц, а значит, любое моё слово - закон. Вы признали меня, учитель (Твоё имя), поэтому я могу по закону украсть Ваш поцелуй.
Ты не успела опомниться, как твою талию обвили чужие руки, а тело наклонили в неком подобие заключительного движения в танго. Нависнувший над тобой Лихт поражал воображения, заставляя его пускаться в розовые мечтания. Тебе показалось на миг, что ради одного взгляда этого взрослого ребёнка ты готова распрощаться со своей работой.
- Вы нравитесь мне, учитель (Твоё имя), несмотря на свою мини-гру...
Кокетливый лепет беззастенчивого принца был прерван тобой одним лёгким ударом по макушке, а следом и мимолётным соприкосновением губ к его сладким губам. Чувствуя его желание углубить поцелуй, ты быстро отстранилась, не позволив его языку орудовать в своей ротовой полости, чем вызвала разочарованный вздох принца.
- В конце концов я твой учитель, Лихт, поэтому сделаем так: если завтра сдашь тест на "отлично", тогда продолжим.
- Учитель (Твоё имя), Вы слишком жестоки, я ведь старался! - по-детски заныл Лихт, чем вызвал у тебя беззаботный смешок и желание приблизить его к триумфу. Впрочем, это, скорее всего, было чисто твоим маленьким, тайным и эгоистичным желанием-мечтой.
- Я помогу тебе, - игриво подмигнула ты ему перед уходом, уже по пути притрагиваясь к горящим губам и размышляя о том, что ты всё-таки когда-нибудь лишишься из-за него своей работы.


­­

http://phasetoleon.­beon.ru/0-1-moi-test­y.zhtml#e457 - мнение о тесте вы можете оставить здесь.
Пройти тест: http://beon.ru/test­s/1122-348.html
Прoкoммeнтировaть
Тест: Letters~ [Touken Ranbu] Ягэн Тоширо Of Monsters And Men... Дарья Касами 22:28:19
­Тест: Letters~ [Touken Ranbu]
Ягэн Тоширо


Of Monsters And Men – Thousand Eyes


­­


«...хм-м-м? Вы говорите, что не думаете о Нобунаге как о нормальном человеке?»

В окно настойчиво стучится лимонница, ударяя солнечно-жёлтыми крыльями о стекло и роняя пыльцу.
Ты отнимаешь глаза от письма и обессилено вздыхаешь. Ягэну неведома всепоглощающая любовь к хозяину, его сердце не трепещет – от почтения ли, от ужаса ли – при упоминании имени Короля Демонов. Для него все люди обыкновенны – со своими слабостями, страхами и стремлениями.

Вы с Ягэном успели укрыться под спасительным навесом как раз к тому моменту, когда ливень зарядил с удвоенной силой, гремящими ручьями стекая по желобам вниз.
– Сезон дождей застал нас врасплох. Надо было уходить, ещё когда я заметила надвигающиеся тучи. – Ты всё не можешь отдышаться, выжимая студёную влагу из рукавов, и переводишь взгляд на застывшего Ягэна. – Ягэн, что это с тобой?
Он стоит недвижимо, приложив ладонь к груди слева.
– Оно бьётся, – выдохнул Ягэн. – Моё сердце бьётся.
– Ну разумеется, ведь теперь у тебя человеческое тело.
Ты подошла к Ягэну и убрала с его лба прилипшую прядь, заметив мимоходом:
– У тебя и губы посинели.
От твоей кожи исходит жар, как от печки, и Ягэн тут же обхватывает твою руку, прижимаясь к ней щекой:
– Какие тёплые у вас руки, генерал. – И томно смотрит на тебя исподлобья, с удивлением подмечая, что ты отчего-то краснеешь.
Водостоки переполнены; с них водопадами обрушивается и разбивается о каменную плитку дождевая вода. Подвешенный под потолком, в маленькой плетёной клетке выводит трели домашний сверчок.
К разочарованию Ягэна, ты быстро выдернула руку и отступила; твои шаги гулким эхом разлетелись по веранде.
– Генерал!..
Глаза Ягэна решительно сверкнули из полумрака.
– Я... Я не позволю вам совершить суицид, даже если вы захотите.*
Чуть заметная улыбка тронула твои губы.
– Пойдём скорее в дом. Ты совсем замёрз.


Страницы пропитаны душистостью облепихи и совсем немного – ароматом полыни, от которого горчит в носу – этот лекарственный запах сопровождает Ягэна повсюду и слегка дурманит голову. Надо же, ты уже и забыла, как приятно он пахнет.

Ягэн очень способный; он может часы проводить за рабочим столом, корпя над рецептами и создавая лекарства.
Слегка отодвинув москитную сетку, ты улыбнулась краешками губ: Ягэн сидел, поднеся ладони к лицу, и, казалось, смотрел сквозь них в пустоту.
Ты раз за разом прощаешь ему эту маленькую слабость: отложив работу, Ягэн иногда подолгу изучает свои руки, сгибает и разгибает пальцы, чуть оттягивает кожу и надавливает на неё указательным пальцем, словно боится, будто однажды он очнётся, вновь заключённый в клинок, объятый холодом смертоносной стали, и больше не будет тёплых прикосновений, и обволакивающей свежести проточной воды, и покалывания жгучих солнечных лучей.


«...нынешний я – не просто меч для самозащиты, который носят с собой. Теперь я могу самостоятельно двигаться, появилось много вещей, которые я могу сделать».

Ягэн до сих пор не решается признаться себе, что среди всех его владельцев есть один, нет, одна совершенно особенная.





*по одной из версий, Ода Нобунага, владелец Ягэна, покончил жизнь самоубийством, совершив сэппуку.
Пройти тест: http://beon.ru/test­s/1122-427.html
Прoкoммeнтировaть
понедельник, 3 сентября 2018 г.
Тест: •Что-то не так•|Сборный... Дарья Касами 21:14:43
­Тест: •Что-то не так•|Сборный|
Alice in the Country of Hearts|Борис Энрей


­­
Его взгляд, обезумевши, метался по твоему лицу, словно он ждал, когда ты начнешь вырываться или вовсе рассмеешься прямо в ему в лицо. Но этого не происходило, хотя Борис сильно сомневался, что это смогло бы его так просто остановить, ведь после стольких дней томительных ожиданий и тысячи отказов на его чувства, ему до сих пор казалось, что перед ним не ты, а дурное, однако прекрасное видение. Поэтому даже, если это не правда - он просто хотел насладиться этим моментом.
Энрей наклонился ближе к твоему лицу, проведя сухими губами по скуле, не без удовольствия заметив возникший румянец на бледной коже щек. Пожалуй, единенное, чем он мог любоваться вечно - это твое смущенное лицо, казавшиеся ему очень милым.
- Борис, - тихо прошептала ты и тут же услышала его утробный кошачий рокот, проникший в самую душу - Ты слишком горячий.
Твои руки уперлись в крепкие плечи, пытаясь хоть немного сдвинуть парня, но тот даже не шелохнулся, продолжая загадочно улыбаться. Его рука пробралась под твою спину, расстегнув застежку лифчика, тем самым заставив подскочить на месте, слегка взвизгнув.
- Знаешь, - губы Энрея стали покрывать поцелуями твое лицо, медленно спускаясь к шее - Я мог... много чего сказать сейчас, но... просто помни, что люблю тебя больше всего на свете. Хорошо?
Ты покорно киваешь, отводя взгляд в сторону, долго не зная, что следует ответить на эти слова.
- Но ты все равно слишком горячий.

­­

Пройти тест: http://beon.ru/test­s/1122-274.html
Прoкoммeнтировaть
пятница, 31 августа 2018 г.
Тест: Решительность [сборник] Чешир Чешир часто любил наблюдать за... Дарья Касами 23:30:36
­Тест: Решительность [сборник]
Чешир


Чешир часто любил наблюдать за одной странной девушкой, которая чувствовала себя в непредсказуемой Бездне комфортно, как у себя дома. Наблюдал по-кошачьи: с неравнодушным видом, с ширящимися, как рябь на воде после падения камня, вертикальными зрачками, пытливо следящий за каждым малейшим движением, как встроенная в магазинах камера, дотошно вникающий в тонкую человеческую психологию, как в будничные взмахи крыльев бабочки-жертвы. Всё его в тебе интересовало: от необычно оптимистичного настроя до взмаха гибкой, нежной, как веточка ландыша, руки, которая щедро приземлялась на его вихристую макушку, ласково трепля кошачьи уши, рождая в Чешире недоумение; почему он так легко позволяет незнакомке гладить себя, вытесняя из головые одержимые мысли о хозяйке? Раньше кот никогда не наблюдал за собой такого, а теперь он всё чаще ловит себя на мысли, что ему милее общество того самого человека, который не игнорирует его существование, ценит и не использует как живой щит. Хотя Чешир зачастую привык всюду следовать за тобой, когда в нём преобладали инстинкты далёких сородичей из семейства кошачьих, что преследовали человека для пропитания, но его мотив был совершенно иным - он хотел защитить тебя от всех бед, что творились в Бездне.

- Осторожней, - в Бездне для него ты как несмышлённое дитя, за которым нужен глаз да глаз; Чешир героически подпрыгивает к тебе и подхватывает твоё тело на руки, когда ты вздрагиваешь при виде рассыпанных и зависших в воздухе игрушек с выколотыми зрачками, чьи голоса трещат противными колокольчиками. Бесконечное пространство с разлитой повсюду водой, зеркальная поверхность которой отражает жутких кроликов, расходится, открывая иллюзорную чёрную дыру, но Чешир перепрыгивает её, всё ещё удерживая свою ношу на руках-лапах.

- Спасибо, Чешир, - от всего сердце благодаришь кота за спасение, читая в его решительном взгляде только одно: "Я защищу тебя от всего, что может вселить в тебя ужас". - Ты мой герой, - от этих слов на бледных щеках полукота появляются по-странному красные пятна, которые молодой человек замечает в прозрачной глади.

Как же о нём говорил Брейк? Он хотел стать единственным рыцарем Алисы? Похоже, с твоим присутствием в Чешире действительно начали возобладать привычки, присущие исключительно человеку, но никак не животному. Он убедился в этом, когда мрачное пространство, не имеющее просветов, разошлось, открыв занавес на нечто похожее на лес. Ты, обрадовавшись, спрыгнула с его рук и тут же повалилась возле могучего дуба, сквозь кроны которого просвечивали слабые лучи полуденного солнца. В Бездне редко бывали дни, когда туда проникал свет, да и Чешир не обращал на них особого внимания - его кошачьи глаза привыкли к темноте и видели сквозь тени то, что не дано было узреть людям. Но, видя, как ты тут же начинаешь веселеть, как после долгого дождя, он начинает понимать всю прелесть солнца, пусть оно и безжалостно режет глаза ослепительно белыми пятнами, когда кот запрокидывает для изучения и убеждения голову. Если тебе нравится солнце, то он потерпит его и устроится рядом, наблюдая за тобой из-под полуприкрытых век.

Чешир с упоением наблюдает за тем, как ты прижимаешься спиной к коре и зачитываешься каким-то романом. Кот не умеет читать, но он видел несколько картин из них, где рыцарь дарит своей даме сердца подарки. Чешир ловит себя на мысли, что ему тоже хочется получить от тебя в знак снисхождения платок, как это велит книжный этикет. На минуту его посещает недоумение; а что же он, обычный зверь, должен вручить тебе, чтобы завоевать твою симпатию? Ответ приходит сам по себе, когда его острый слух слышит шуршание крыльев позади; шустрая колибри, пестрящая хохолком и яркими красками на оперении, беззаботно кружилась над васильком, вытягивая из него нектар и мелких насекомых. Птица слишком быстро размахивает своими узкими крыльями, вводя врасплох, но Чешир, разминая плечевые суставы, твёрдо знает, что ради тебя он сделает хоть всё невозможное, превратив это в легко осуществимую реальность.

Прыжок, замах огромной лапой и слишком легкомысленная колибри оказывается повержена кошачьим когтём, замертво падая прямо в его раскрытые ладони. Чешир несёт свой подарок, как великий дар, при этом чувствуя себя несколько смущённым. Слышится женсий визг и шелест упавшей книги, чьи сухие страницы перелистываются сами по себе, на самое начало, распространяя фимиам старья. Кот смотрит подавленным взглядом на то, как ты тяжело дышишь, глядя затравленным взором на мёртвую птицу, лежащую у твоих ног. А ведь это был его подарок, вещающий о потаённых чувствах питомца Алисы...

- Ты не любишь птиц? - голос у него поникший, как и он сам, а во взгляде метается растерянность, непониманием и одновременно вина без вины; он ведь был уверен, что делает тебе приятное, правильно признаётся в своих чувствах. - Очень жаль, ведь Чешир хотел порадовать тебя...

У тебя нет сил злиться на него, ведь он - воплощение самой невинности. Всего лишь простой, домашний кот, пытающийся привлечь по-своему к себе внимание. Никто не учил его человеческим вещам, поэтому, жалостливо глядя на птицу, которой уже не суждено снова взлететь на небо, сочувствующе вздыхаешь, но проявляешь к нему понимание. Смотришь на него снисходительно, как мать на пятилетнего дитя, которое отчаянно пыталось сделать ей своими неумелыми руками подарок от всего сердца. А то, что шло искренне, от всей души, имело право возыметь достойный отклик. Осторожно кладёшь ладонь на голову Чешира, который виновато и испуганно прижал к макушке уши, ожидая наказания, и милостиво разглаживаешь потрёпанные угольные волосы, отливающие багряным оттенком - такие же мягкие, как и его шерсть в настоящем облике. Кот поднимает взгляд, полный благодарности и безмолвного трепета; в этом взоре сквозит желание сказать многое, а сделать - ещё больше, но Чешир больше не решается самовольничать, чтобы не нарушить эту хрупкую идиллию.

- Человеческих девушек нужно радовать немного по-другому, Чешир, - спокойным тоном поясняешь ты. - Но я всё равно ценю твои старания. Спасибо тебе.

- Как Чешир должен порадовать (Твоё имя)? - с настойчивой ноткой интересуется кот, смотря на тебя с надеждой, как на своё единственное спасение, утешение и смысл существования в безрадостной Бездне, окутанной мраком. - Я готов убить для тебя каждое существо, что здесь находится!

- Не нужно никого убивать, - качаешь ты головой. - Достаточно и простого внимания.

Чешир хоть и внимает каждому твоему слову, как влюблённый в преподавателя ученик, овеянный сентиментальными грёзами, но делает всё по-своему. Раз Брейк сравнил его с рыцарем, а ты, углублённая в рассказы о них, мечтаешь встретить такого же, то он просто обязана оправдать твои надежды и доказать тому одноглазому, что он может быть лучше, что он может пойти на многое, что он может стать самым настоящим и живым покорителем принцесс.

Чешир срывается с места под твоей обеспокоенный взгляд. Он полон решимости найти то, что так нужно его обладательнице невидимой короны. Безнадёжно осматривается в Бездне, натыкаясь только на страшные игрушки и пустоту. Нужна ли тебе эта потрёпанная кукла, которая о чём-то скрежетает себе под нос, пролетая мимо кота - ему ведь стоит только сделать один замах, чтобы она была в его лапах? Нет, она совершенно не подходит к твоей изысканности, принцессе нужно что-то лёгкое, воздушное и очаровательное, как сама она. Но что же он может найти в этом бесконечном лабиринте, где нет ничего изящного? Картина перед ним снова меняется; Бездна выстраивается по-новому, корректируя возобновлённый мрак в очередной лес с высокими травами и цветами. Радужные краски повсюду раздражают глаза, но это первое, за что цепляется взор молодого человека. Вроде красивое, вроде ассоциируется с чем-то парящим и миловидным. Он роется в архивах памяти, вытаскивая значимую запись: "Все девушки рождены в царстве роз". Чешир напрягается, срывая после нескольких резки выпадов, как серпом, цветов вместе с травой и морщится, когда золотистая пыльца разлетается и попадает в чувствительные ноздри, неприятно щекоча стенки. Он не любит цветы, считает странными их ароматы, но самоотверженно несёт их, одержимый мыслью о том, что ты наконец-то порадуешься, а не будешь кричать.

Ты изумлённо взметаешь руки, когда на твои колени падает букет из полевых цветов и несколько сорванных под корень травинок, которые перепачкали твоё платье. Но Чешир мечтательно смотрит в твои глаза, надеясь узреть там только радость и ничего больше. Хотя бы крохотную. Он бы всё отдал за то, чтобы уголок твоих губ вздёрнулся.

- Теперь Чешир сделал правильный подарок для тебя?

Но ты приподнимаешь оба в любезной улыбке, с удовольствием принимая дар и не обращая внимания на неряшливые пятна на белоснежной ткани. Ты всегда сумеешь постирать одежду, а вот Чешир не всегда будет получать должное внимание от занятой хозяйки. Снова приглаживаешь его волосы, разделяя пальцами их на тонкие ленты, и притягиваешь кота, который буквально влюблённо смотрел тебе в рот, поближе к себе.

- Чешир сделал больше, чем нужно, и теперь заслуживает отдыха. Алиса когда-нибудь читала тебе сказки?

Кот отрицательно мотает головой, на что ты интригующе улыбаешься и начинаешь погружать его в увлекательный рассказ о Средневековом мире. В этот раз он проявлял нерешительность, прижимаясь к твоей груди, но слушал так внимательно, что ни на минуту не опускал тоскливо длинные уши; они всё это время бодро стояли и возбуждённо шевелились в тот момент, когда история приобретала романтический уклон. Он словно учился на поступках простых людей, мысленно записывая в свой блокнот напоминания о том, как поступил бы на его месте настоящий человек, истинный рыцарь. Последняя страница повествовала о том, как мужчина в непробиваемой броне взял принцессу за руку и подарил ей нежный поцелуй, и на этом моменте Чешир ощутил дикое волнительное движение в груди. Он поднял единственный алый глаз на твою персону, заметив на твоём лице какую-то просветлённость, мечтательность и красные пятна на щеках. Что это? Тайный сигнал о том, что ему стоит наконец-то решиться на что-то большее? Подарок, любовная история, вы, сплетённые в объятьях - всё ведь это намекало на то, что коту пора сделать что-то более серьёзное. Он ведь ждал столько времени, чтобы справиться с первым недоумением, когда в сознании только поселилась мысль о том, что ты дороже ему, чем Алиса...

Сердце, которое пыталось прорвать грудную клетку, начало беспокоить доселе и без того взволнованного Чешира. Он приложил руку к груди, с удивлением смотря на неё, пытаясь понять, что же на него так повлияло, не умирает ли он сейчас, не возрождается, не переживает что-то страшное или наоборот - нечто прекрасное, действительно не поддающееся описанием. Хотя ты так поэтично пересказывала содержимое в романе, что коту показалось, будто ты можешь объяснить ему каждое странное ощущение, которое теплится внутри него.

- Чешир, с тобой всё хорошо? - в твоём голосе звучит какое-то страдание и ты кладёшь дрожащую ладонь на его макушку, то ли пытаясь укротить лаской его тревогу, то ли пытаясь ещё больше подтолкнуть к действиям, заведомо обрекающим на неопределённость, что волновало Чешира в самую последнюю очередь - уж слишком он хотел дать свободу своим сумасшедшим чувствам.

Кот пользуется тем, что ты отвлечена, и резко приподнимается, касаясь кончиком носа твоего кончика, замирая в таком положении так, будто в нём внезапно всё омертвело. Ты не отстраняешься, но удивлённо хлопаешь глазами, замечая, что его веки умиротворённо прикрыты, а на облике отображается смутные радость и облегчение. Он несмело совершает несколько движений вправо и влево, потираясь с тобой носами, как птицы клювами, и быстро, но неохотно прерывает кошачью ласку, оставляя тебя в недоумении.

- Что... что это было? - ошарашенно спрашиваешь ты, сбитая с толку неожиданной нежностью брюнета, который предпочитал проявлять с тобой нерешительность и некоторую отчуждённость.

- Чешир поцеловал (Твоё имя), - старается говорить он невозмутимым голосом, но сам чувствует, как всё внутри мучительно сжимается, а щёки чем-то обжигает. Кот мотает головой, пытаясь снять напряжение струящимся по коже ветром, но ничего не получается. - Тебе не понравилось?

Минутное потрясение оставило тебя без слов. Ты была слишком шокирована, чтобы вымолвить что-то адекватное. Тело потряхивало от несвязанной с ощущением холода дрожи. Переваривая свершившийся факт, ты просто посмотрела в глаз Чеширу, отныне видя его глубже, чем предполагалось. "Он не умеет целоваться, как человек, поэтому сделал это, как кот... Значит ли это, что он относится ко мне совсем по-другому, не как к Алисе?" - несмело вопрошала ты в своей голове, чувствуя, как благоприятное волнение нарастает в сердце. Ты положила ладонь на место, где некогда были слабые движения, похожие на медленное таяние воска, а теперь там кто-то быстро-быстро стучал молоточком. Ты внезапно захмелевшими глазами посмотрела на постепенно поникающего Чешира, потому что он оставался без ответа, а твоё молчание только нагнетало атмосферу, заставляя его жалеть о содеянном и думать о том, что он неправильно растолковал поведение рыцаря, не так его понял и всё испортил.

- Понравилось... - неожиданно для самой себя призналась ты, заставив полукота округлить в неверии глаз. - Но люди целуются немного по-другому. Хочешь, я покажу тебе? - не владея собственным языком, скромно предложила ты, всё больше заливаясь густой краской и неосознанно протягивая ладони к его неподвижному лицу.

Чешир, не моргая, следит за каждым твоим движением, будто ты являешься для него стрекозой, что так привлекла его взмахом своих прозрачных крыльев. Чужое дыхание, которое коснулось губ кота, благоухало приятным теплом. Твой ласковый взгляд провоцировал, манил, побуждал к ответным действиям. Позволив тебе обхватить его щёки, Чешир доверчиво закрыл глаз, следуя твоим движениям: выжидающе раздвинул тонкие уста, застенчиво обвив твою талию когтистыми лапами. Слышишь лёгкий треск ткани позади, когда его когти цвета слоновой кости проходятся по бугоркам платья, но ты игнорируешь лёгкий конфуз. Тянешься к его губам, как зачарованная, и даришь невесомый, чистый поцелуй, как истинная принцесса своему рыцарю. По венам Чешира, цепляя хрупкие нервы, разносится горячая восторженность. Хочешь отпрянуть на первое время, чтобы справиться с первобытным смущением, но раскрепостившийся кот, отдавшись зубодробительным счастью и влюблённости, тянется дальше, прижимаясь так, что тебе начинает не хватать воздуха. Но тебе не страшно. Ты тоже проявляешь решимость, позволяя себе пойти по стопам молодого человека, и не освобождаешь его губы из сладкого плена, продолжая превращать угрюмую Бездну вокруг вас в сказочное пространство с положительной концовкой.


­­

http://phasetoleon.­beon.ru/0-1-moi-test­y.zhtml#e447 - своё мнение о тесте вы можете оставить здесь.
Пройти тест: http://beon.ru/test­s/1122-312.html
Прoкoммeнтировaть
воскресенье, 5 августа 2018 г.
Тест: Быть девушкой [Баскетбол... Дарья Касами 14:19:38
­Тест: Быть девушкой [Баскетбол Куроко](Обновлён)16 результатов
Акаши Сейджуро


Знакомство:
Ты попала в Старшую школу Ракузан, на втором году обучения, так как до этого два года была с родителями в Британии. Ты была обладательницей длинных, по копчик, волос, что заставляло многих парней охать и ахать. Они говорили, что раз ты можешь ухаживать за такой охапкой волос, то я хозяйка из тебя хорошая. Всё это подтверждалось твоей ответственностью и целенаправленностью­. Именно благодаря этим качествам, ты стала замом Акаши в студсовете, что самое удивительное, так это то, что Акаши сам предложил твою кандидатуру на эту роль.
Но не все были так мягки к тебе. Ты не нравилась абсолютному большинству девушек.И однажды они запихали тебя за угол школы, и пытались издеваться. Ты спокойный человек,но даже у тебя начали наворачиваться слезы от таких унижений.Тем не менее,это было не всё. Девочки прилепили к твоим волосам свои жвачки и убежали.На следующий день ты пришла со стрижкой,чуть выше плеч. Девченки пустили слух по классу, что ты вшивая, и многие ребята начали обходить тебя стороной.
И вот однажды они сидели на задних партах и обсуждали тебя, тебе стало до жути неприятно, и ты выбежала с класса, но около двери тебя остановили. Ты повернулась посмотреть, кто же тебя остановил и замерла. На тебя смотрели малиновые глаза Акаши Сейджуро. Ты никогда не боялась его, ты испытывала уважение к его персоне и искренне восхищалась его способности всегда и во всём преуспевать.Парень провел тонкими пальцами по твоим волосам.
-Тебе идет, послушай меня,[Твоё имя],держи нос выше. И тогда те, кто считают себя лучше, останутся не просто позади, они останутся под тобой, ведь ты способна идти дальше, а они нет.
Тебя поразило то ,что это тебе говорит Акаши,поразило то как он это сказал.И вообще весь класс был в шоке с того что сейчас здесь происходило.Ты выдохнула и кивнула Сейджуро.С тех пор вы стали общаться чаще.Ты пару раз была у него дома,так как он помогал тебе по некоторым урокам.Ты ходила на его матчи по баскетболу,и каждый раз по пятницам вы ехали в одно и тоже кафе,заказывали чай с пирогом, и просто говорили о жизни.Акаши оказался совсем не таким страшным и пугающим,каким его все описывали.Сейджуро был обходительным и довольно наблюдательным.Но всё это оборвалось,после того как Акаши проиграл матч.Он буквально погас и опустил руки.Ты догнала его ,когда он собирался садится в машину.Была пятница,день ваших посиделок.
-Прости[Твоё имя],я не смогу сегодня сходить с тобой в кафе.-сказал Акаши поворачиваясь к тебе лицом,но смотря в землю.Ты была поражена.Ты впервые слышала его голове столько печали.По твоей спине пробежали мурашки.Ты собрала всё своё мужество в кулак и подняла руку.Пальчиками ты подняла лицо Акаши и заставила посмотреть на тебя.У Сейджуро расширились зрачки,ведь впервые,из вас двоих, в тебе больше уверенности чем в нём.
-Я не хотела заставлять тебя идти со мной,я просто хотела сказать тебе кое что.Если ты проиграл,это значит что тебе есть куда стремиться. Держи нос выше,Акаши Сейджуро и тогда те, кто считают себя лучше, останутся не просто позади, они останутся под тобой, ведь ты способен идти дальше, а они нет.-Ты сказала это уверенней чем расчитывала,от того широко улыбнулась и опустила руку.Поклонившись Акаши в знак прощания,ты весело развернулась на пятках и пошла в сторону школы.Сейджуро пару секунд пытался переварить всё что только что произошло,а потом окликнул тебя.
-[Твоё имя],ты в гости не хочешь?
Ты повернулась на парня и улыбаясь кивнула ему.В тот момент Акаши понял, что для того что бы не сдаваться ему не нужна мотивация,не нужны нагоняи от отца,ему нужна ты.
Уборка:
У вас в доме есть прислуга,которая убирает за вас, но это всё равно не останавливает тебя.Ты любишь помогать горничным.Во-первых­, ты так сближаешься с этими людьми.А во-вторых,лучше узнаешь все потаённые уголки вашего с Акаши дома.
Готовка:
С готовкой тоже самое,у вас есть прислуга, но ты любишь радовать Акаши блюдами собственного приготовления.И если насчет уборки ты еще получаешь от него выговор,то готовить он тебе позволяет,так как готовишь ты не плохо.
Романтика:
Самое твоё присутствие заставляет Акаши задуматься о том, что бы такого сделать, что бы ты улыбнулась. Сейждуро очень наблюдателен, поэтому точно знает что тебе дарить по праздникам и просто так.Он не раз организовывал удивительные романтичные свидания в стиле полёта на воздушном шаре.Так же он обучал тебя верховой езде и игре в шоги.Он не пытается навязать тебе свои любимые занятия, просто он действительно радуется когда тебя радует то,что ему нравится.У вас с Сейджуро есть парные амулеты.Он выглядит как серебренное сердце,разделенное на две половины.Половина Акаши украшена белыми камнями,а твоя половина красными.Это украшение было сделано под заказ,и стоило Акаши не малых денег и не мало времени,ведь он сам придумывал его дизайн.
Ласка:
Сейджуро довольно мягок с тобой,как морально , так и физически. Если он берет твою руку в свою,то делает это очень осторожно и даже бережно.Твои обьятия,это то что снимает с Сейджуро напряжение за весь прошедший день. Порой он очень сильно устает, и приходя домой просто заходит в вашу комнату и расставляет руки.Ты улыбаешься видя этот жест и сразу же бежишь обнимать своего любимого. Сейджуро всегда,абсолютно всегда закрывает глаза когда вы обнимаетесь.Он уходит в некую нирвану, и простоять вы можете так очень долго.
Любит гладить тв